Ада или Радости Страсти Аудиокнига

Ада или Радости Страсти Аудиокнига.rar
Закачек 3021
Средняя скорость 6080 Kb/s

Владимир Набоков

«Вскоре завеса зловещего марева скрыла от нее румяные дали Терры. Распад происходил постепенно, и каждая ступень была мучительнее предыдущей, ведь человеческий мозг способен стать совершеннейшей камерок пыток из всех выдуманных, выстроенных и всосавших за миллионы лет в миллионах земель миллионы воющих тварей.»

Это осень в раю, где существуют только две планеты: Терра и Антитерра. Первая — это давно нам известная Земля, уже давно не составляющая никакого интереса для человека, застрявшего между столетиями. Земля стала слишком тривиальной и привычной для того, чтобы стать ареной для боя литературных элементов и приемов. Вернемся к Антитерре. Здесь все не так, как на известной нам как Земля, планете. Здесь телефонные аппараты работают на воде, а подходя к ним, люди вместо «Алло!» говорят: «К воде!». Здесь существует некая аллюзия, ведь во французском языке эти словосочетания звучат практически одинаково. И вообще эта книга состоит из множества сложнейший аллюзий. Какая это книга? Это книга Владимира Набокова под названием «Ада, или Радости страсти». Слушать аудиокнигу в mp3, читать онлайн или скачать электронную книгу «Ада, или Радости страсти» в fb2, epub, pdf, txt — Владимира Набокова вы можете бесплатно на KnigoPoisk.com

И мы снова возвращаемся на планету Антитерра. Здесь все не так. Здесь существуют только два государства — Британская империя и некая Естотия (прототип Франции и США). На Антитерре не существует электричества. Запрещено даже называть его таковым. Рай разделен на две планеты, а они, в свою очередь — на полушария. Весь роман Набокова является своеобразной квинтэссенцией полярности. На планете нет ни одного компромисса. Здесь ты либо западный, либо восточный. В удивительном мире с его красочными закономерностями находится место для чистой, истинной любви. Это любовь между протагонистами. Это любовь, неподвластна времени и пространству. Она выше любых рамок и цензур. Скачать электронную книгу «Ада, или Радости страсти» в fb2, epub, pdf, txt — Владимира Набокова вы можете бесплатно на KnigoPoisk.com.

Главные герои романа являются настоящими воплощениями библейских персонажей. Их зовут Ван и Ада. Они — Адам и Ева с Антитерры. Их объединяет неплатоническая любовь с 12-летнего возраста. Эта любовь — запретная — ибо Ван и Ада являются братом и сестрой. Ван занимается написанием книги о Земле, где есть фашисты, но нет Золотой Орды. Он пишет ее по словам ума лишенных людей. Любовь Вана и Ады — это некая трансформация семьи. Они начали с семьи, где они были братом и сестрой и продолжили уже в качестве супругов, хоть и незаконных. Весь мир настроен против этой очаровательной пары. Кажется, что они никогда не будут полноценной четой. Кажется, что все обстоятельства и мнения настроены против. Но Ван и Ада не прекращают свою борьбу за место под солнцем на Антитерре. Они сокрушат все миры и галактики, лишь бы быть вместе и навсегда.

Купить книгу «Ада, или Радости страсти» или скачать на ipad, iphone, android и kindle — можно на KnigoPoisk.com без регистрации. Также читайте краткое содержание книги (сокращённый пересказ) и лучшие отзывы про книгу.

Стиль Набокова такой же поэтичный как и сами главные герои. Он отнимет у вас всякое желание возвращаться своими мыслями на Терру, то есть Землю. Он заставит вас поверить в каждую букву происходящего. Он будет развивать веру читателя в недостижимые бессмертные идеалы — идеалы любви и простого жизненного счастья. Эта книга непременно понравится истинным романтикам и любителям внеземной лирики — лирики, неподвластной времени и пространству.

СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО КНИГУ «Ада, или Радости страсти»

В формате fb2 : Скачать

В формате rtf : Скачать

В формате epub : Скачать

В формате txt : Скачать

В формате A4.pdf : Скачать

Поделиться ссылкой на книгу!

Создававшийся в течение десяти лет и изданный в США в 1969 году роман Владимира Набокова «Ада, или Радости страсти» по выходе в свет снискал скандальную славу «эротического бестселлера» и удостоился полярных отзывов со стороны тогдашних литературных критиков; репутация одной из самых неоднозначных набоковских книг сопутствует ему и по сей день. Играя с повествовательными канонами сразу нескольких жанров (от семейной хроники толстовского типа до научно-фантастического романа), Набоков создал едва ли не самое сложное из своих произведений, ставшее квинтэссенцией его прежних тем и творческих приемов и рассчитанное на весьма искушенного в литературе, даже элитарного читателя. История ослепительной, всепоглощающей, запретной страсти, вспыхнувшей между главными героями, Адой и Ваном, в отрочестве и пронесенной через десятилетия тайных встреч, вынужденных разлук, измен и воссоединений, превращается под пером Набокова в многоплановое исследование возможностей сознания, свойств памяти и природы Времени.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • В книге реализована попытка найти общее в различных стилях и техниках фехтования. Довольно нестандартный взгляд на процесс вполне уживается с идиологией множества совершенно разных школ.

    Проведена оригинальная классификация различных типов оружия. Рассмотрены элементы, общие для различных техник сражения. Описана новая техника фехтования.

    Книга будет полезна для всех, интересующихся фехтованием.

  • Современный человек привык полагаться на прогноз погоды, сделанный синоптиками. И при этом совсем забыл, что рядом с ним есть настоящие, «проверенные», барометры, которые точно и заблаговременно предсказывают изменения погоды, прогнозируют наводнения и землетрясения. Такими живыми барометрами являются и животные, и птицы, и насекомые, и растения. Как правильно «читать» их предсказания, на какие особенности поведения обратить внимание при составлении долгосрочных и краткосрочных прогнозов, вам расскажет наша книга.

  • Люди кажуть: «І в казках правда буває». Ця правда в казках Чапека просякає скрізь у симпатії та співчутті письменника до бідних людей, у вірі в добрість та чесність трудової людини, в показі дружби людей з тваринами й птахами, у висміюванні недобрих людей, захланних і жорстоких.

  • Забудь, что ты фея и когда-то у тебя было имя, семья… Теперь ты мышь № 313 — личная игрушка демона. Он ужасен, настоящий извращенец. Там, где ты оказалась, царят жуткие нравы, а феи служат для удовлетворения низменных потребностей. Твоя жизнь отныне дешевле мелкой монеты. Но готова ли ты с этим смириться? И поднимется ли у тебя рука на того, кто ради тебя готов измениться и полюбить?

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! Эротика в романе очень откровенная. Некоторые герои ведут себя жестоко. 18+!

    Стояла. Готовила. Никого не трогала. И тут.

    Даже пирог попробовать не дали, ироды. Ничего, я его тут испеку, и неважно, что многих такое нахальство шокировало, а половина замка оказалась в обмороке. Из-за чего? Элементарно. В этом мире знать не знают, что такое торт и пирог. Будем восполнять пробелы в их развитии и приобщать к прекрасному.

    Возрастные ограничения 18+

  • Королевство зельеваров бурлит: принцу приказали выбрать невесту. А что? Не надо было любовными похождениями бесить папеньку! А так — его величество объявил отбор невест. И сто барышень устремились во дворец.

    Ну как — устремились. Хелен, например, и не собиралась. Хотя и герцогиня, и с принцем дружит. Еще с академии. И королева-мать ее звала. Но. быть невестой принца — дело хлопотное. Небезопасное, опять-таки. А она хочет заниматься зельеварением. Да и сестра младшая — чудит. Так что отказывалась от «высокой» чести как могла. Но. пришлось.

    И вот — отбор! Сотня девиц, шипящих друг на друга вокруг. Интриги и пакости.

    Да еще и всесильный королевский секретарь ведет себя очень странно.

  • Легко ли быть ведьмой в мире, где тебе нет места?

    А меня еще и обвинили в темном колдовстве, от которого пострадала принцесса, и предал тот единственный, кого любила. И теперь гонятся по следам королевские ищейки, не дают найти собственного дома… Но по сравнению с разбитым сердцем — это мелочи.

    В таком случае оставалось только одно — бежать без оглядки. Бежать туда, где никто и никогда не найдет. Так я и поступила.

    И знала бы я тогда, чем это обернется! Новыми мечтами и встречей с влюбленной в человека русалкой. Расцветом моих сил и неожиданным поворотом судьбы. А еще… бурей, которая принесла в мою избушку на берегу моря новую любовь.

  • Я уехала за перевал. Начала новую жизнь вдали от лаэров и их нездоровых амбиций.

    Но все чаще я возвращаюсь мыслями к тому, что оставила по ту сторону гор. И если тот, от кого я уехала в надежде на счастливое будущее, найдет меня и предложит заключить новую сделку — что я отвечу?

    Соглашусь ли? И чего мне будет стоить это согласие?

    Меня зовут Эмель. И я больше ни на кого не работаю

    99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

    Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

    Описание книги «Ада, или Радости страсти. Семейная хроника»

    Описание и краткое содержание «Ада, или Радости страсти. Семейная хроника» читать бесплатно онлайн.

    Ада, или Радости страсти

    За исключением м-ра и м-с Рональд Оранжер, нескольких проходных лиц и кое-каких неамериканских граждан, все люди, поименованные в этой книге, уже мертвы.

    «Все счастливые семьи довольно-таки не похожи, все несчастливые довольно-таки одинаковы», – так говорит великий русский писатель в начале своего прославленного романа («Anna Arkadievitch Karenina»), преображенного по-английски Р. Дж. Стоунлоуэром и изданного «Маунт-Фавор Лтд.», 1880. Это утверждение мало относится, если относится вообще, к истории, которая будет развернута здесь, – к семейной хронике, первая часть которой, пожалуй, имеет большее сходство с другим твореньем Толстого, с «Детством и отрочеством» («Childhood and Fatherland», изд-во «Понтий-Пресс», 1858).

    Бабка Вана по матери, Дарья («Долли») Дурманова, приходилась дочерью князю Петру Земскому, губернатору Бра-д’Ора, американской провинции на северо-востоке нашей великой и пестрой отчизны, в 1824-м женившемуся на Мэри О’Райли, светской даме ирландской крови. Долли, единственное их дитя, родилась в Бра, а в 1840 году, в нежной и своевольной пятнадцатилетней поре, вышла за генерала Ивана Дурманова, коменданта Юконской фортеции, мирного сельского барина, владетеля угодий в провинции Сhверныя Территорiи (иначе Severn Tories), в этом мозаичном протекторате (и поныне любовно именуемом «русской» Эстотией), гранобластически и органически сопряженном с «русской» же Канадией, «французская» Эстотия тож, где под сенью наших звезд и полос утешаются умеренным климатом не одни лишь французские, но также баварские и македонские поселяне.

    Впрочем, любимой усадьбой Дурмановых так и осталась «Радуга», стоявшая невдалеке от крепостцы того же названия – за границей собственно Эстотии, на атлантической плите континента, между элегантной Калугой (Нью-Чешир, США) и не менее элегантной Ладогой (Майн); в последней имелась у них городская усадьба, там и родились все трое их чад: сын, скончавшийся юным и знаменитым, и дочки-двойняшки, обе с нелегким характером. От матери Долли унаследовала темперамент и красоту, но с ними и старинную родовую черту прихотливого и нередко прискорбного вкуса, вполне проявившегося, к примеру, в именах, данных ею дочерям: Аква и Марина («Зачем уже не Тофана?» – со сдержанным утробным смешком дивился добрейший, ветвисторогатый генерал – и тут же слегка откашливался с напускной отрешенностью, – страшился жениных вспышек).

    23 апреля 1869 года, в моросливой и теплой, сквозисто-зеленой Калуге двадцатипятилетняя Аква, мучимая всегдашней ее вешней мигренью, сочеталась узами брака с Уолтером Д. Вином, манхаттанским банкиром, происходившим из древнего англо-ирландского рода и давно уже состоявшим в имеющей вскоре возобновиться (впрочем, урывками) бурной любовной связи с Мариной. Последняя в 1871-м вышла за двоюродного брата своего любовника, тоже Уолтера Д. Вина, столь же состоятельного, но куда более бесцветного господина.

    Буква «Д» в имени мужа Аквы отвечала «Демону» (разновидность «Демьяна» или «Дементия») – в семье его так и звали. В свете же он был повсеместно известен как «Ворон Вин», или попросту «Темный (Dark) Уолтер» – в отличие от мужа Марины, прозванного «Дурак Уолтер», а по-простому – «Красный Вин». Сдвоенным хобби Демона было коллекционирование старых мастеров и молодых любовниц. Не чурался он и пожилых каламбуров.

    Матушка Данилы Вина носила фамилию Трамбэлл, и он охотно, входя во всякие тонкости, рассказывал, – если не натыкался на умельца, сбивавшего его с избранного пути, – как в ходе американской истории английский «bull» (бык) преобразился в новоанглийский «bell» (звон). Худо-бедно, но на третьем десятке лет он «занялся делом» и довольно быстро вырос в приметного манхаттанского торговца произведениями искусства. Он не испытывал, по крайности изначально, какого-то сугубого вожделения к живописи или тяги к торговле, да и не видел нужды растрясать в связанных с «делом» паденьях и взлетах внушительное состояние, унаследованное им от череды значительно более расторопных и рискованных Винов. Охотно признаваясь в отсутствии особой любви к природе, он провел за всю жизнь лишь несколько тщательно затененных летних уикэндов в Ардисе – своем роскошном поместьи невдалеке от Ладоры. Лишь несколько раз наведался он со времени отрочества и в другое свое имение – к северу от озера Китеж под Лугой, имение, включавшее и эту обширную, странно прямоугольную, хоть и вполне натуральную водную пустошь (да собственно из нее и состоявшую), которую окунь (Дан как-то замерил время) перерезал наискось за полчаса и которой он владел на пару с двоюродным братом, в юности очень охочим до ужения рыбы.

    Любовная жизнь бедного Дана не отличалась ни изощренностью, ни лепотой, но так или иначе (он скоро запамятовал точные обстоятельства, как забываешь мерки и цену любовно пошитого пальто, в хвост и в гриву проносив его пару лет) он уютно увлекся Мариной, семью которой знавал в пору, когда ей еще принадлежала «Радуга» (после проданная господину Элиоту, еврейскому негоцианту). Как-то под вечер, весной 1871 года, он сделал Марине предложение в подъемнике первой в Манхаттане десятиэтажной постройки, выслушал на седьмой остановке (Отдел игрушек) гневную отповедь, вниз съехал один и, дабы проветрить чувства, пустился в контрфогговом направлении в тройное турне вкруг глобуса, всякий раз придерживаясь, будто ожившая параллель, одного и того же маршрута. В ноябре все того же 1871 года, в самую ту минуту, когда Дан обсуждал распорядок вечера все с тем же смердящим, но симпатичным чичероне в костюме цвета cafe-au-lait[1], коего он нанимал уже дважды все в том же генуэзском отеле, ему поднесли на серебряном блюде воздушную каблограмму от Марины (доставленную с недельной задержкой через манхаттанскую контору Дана, где ее по недогляду новой регистраторши засунули в голубиный лаз с пометкою «RE AMOR[2]»); каблограмма гласила, что Марина готова выйти за него, как только он возвратится в Америку.

    Согласно воскресному приложению к газете, тогда еще только начавшему выпускать на свои юмористические страницы ныне давно усопших «Ночных проказников» Никки и Пимпернеллу (милейших братца с сестрицей, деливших узенькую кровать) и уцелевшему среди прочих старых бумаг на чердаке усадьбы Ардис, бракосочетание Вин-Дурманова состоялось в день Св. Аделаиды лета 1871-го. Двенадцать лет и восемь примерно месяцев спустя чета голых детей одно темноволосое и смуглое, другое темноволосое и млечно-белое – получила, склонясь в жарком солнечном луче, скошенном чердачным окном, под которым пылились картонки, возможность сличить эту дату (16 декабря 1871) с другой (16 августа того же года), задним числом нацарапанной наискось рукою Марины в уголку официальной фотографии (что стояла в малиновой плюшевой рамке на двухтумбовом столе мужниной библиотеки), – фотография эта в каждой подробности – вплоть до банального всплеска эктоплазменной невестиной вуали, частью припертой папертным ветерком поперек жениховых штанов, совпадала с репродукцией, помещенной в газете. Девочка родилась 21 июля 1872 года в Ардисе – поместьи ее мнимого отца (округ Ладора) и по темной причуде памяти была названа Аделаидой. За первой дочерью последовала 3 января 1876-го вторая, на сей раз самая что ни на есть Данова.

    Помимо старого иллюстрированного приложения к еще живой, но порядком уже рехнувшейся «Калужской газете», наши резвые Пимпернелл и Николетт обнаружили на том же чердаке круглую картонку с лентой, содержавшей (по словам Кима – кухонного, как выяснится в дальнейшем, мальчишки) отснятый кругосветным скитальцем предлинный микрофильм: череда романтических базаров, раскрашенных херувимов и писающих нахалят, возникающих троекратно, в разных ракурсах, в разных оттенках гелиоколора. Понятно, что мужчина, создавая семью, не станет чрезмерно выпячивать определенные сцены (вроде той, групповой, в Дамаске, где в главных ролях выступали он сам и степенно куривший археолог из Арканзаса с обаятельным шрамом в окрестности печени, а с ними три дебелые потаскухи и преждевременное squitteroo старикана Архело – «пырсик», как шутливо назвал это явление третий мужской член теплой компании – сущий британский бриг по оснастке); все же изрядную часть ленты Дан неоднократно прокручивал молодой жене во время их познавательного медового месяца в Манхаттане, сопровождая сеансы чтением строго фактологических заметок (которые не всегда удавалось с легкостью отыскать из-за уклончивых и обманных закладок в нескольких разложенных под рукой путеводителях).

    Однако лучшая из находок поджидала детишек в другой картонке – из низших слоев прошлого. То был зеленый альбомчик с опрятно вклеенными цветами, которые Марина собирала или как-то еще получала в Эксе, горном курорте близ Брига в Швейцарии, где она прожила какое-то время еще до замужества, – большей частью в наемном шале. Первые двадцать страниц украшало множество мелких растений, беспорядочно собранных в августе 1869 года на травянистых склонах чуть выше шале или в парке отеля «Флори», или рядом с ним, в саду санатории («мой nusshaus», как именовала его злосчастная Аква, или «Дом», – как более сдержанно обозначает его, указывая происхожденье цветка, Марина). Эти начальные страницы не представляли ни ботанического, ни психологического интереса, последние же пятьдесят или около остались и вовсе пустыми, но вот срединная часть, в которой число экспонатов заметно уменьшилось, являла собою сущую маленькую мелодраму, разыгранную призраками мертвых цветов. Цветы располагались с одной стороны книжечки, а заметы Марины Дурманофф (sic) – en regard[3].


    Статьи по теме