Афоризмы и Максимы Шопенгауэр скачать

Афоризмы и Максимы Шопенгауэр скачать.rar
Закачек 1571
Средняя скорость 5294 Kb/s

пер.Ф.В.Черниговца, 1892. Изд. ЛГУ, Перечитал

1990 «Афоризмы» Артура, понимаете ли, ммм… Шопенгауэра нашего. Ведь читал я их более 20 лет что. Ну назад сказать? — плохо я его читал. изначально -то Почему встал на позицию, что философская его система, хотя и была оригинальна 200 назад лет, но к настоящему отношения уже не имеет в устаревания силу. Так вот, учитывая прекрасный ясность, язык мысли и хороший юмор, даже просто, я ехидство обязан рекомендовать Афоризмы к прочтению мыслящему любому человеку, который их еще не читал. К перечитал, я слову книгу издательства ЛГУ в переводе Ф.В.1892 Черниговца года (в издание включены также статей несколько философа), но у меня имеется с тех же еще времен два разных перевода Афоризмов — в они-то чем могут быть лучше, хотя мне этот запомнился более всего.

Читается почему Шопенгауэр-то с усмешкой — т.е. ты его как бы и не воспринимаешь всерьез полностью — сложно без улыбки читать рассуждения житейские 200-летней давности, но постоянно любопытные подмечаешь моменты и остроты — это очень чтение напоминает умницы Монтеня или Ларошфуко. пытаюсь я Этим обосновать следующее — цитаты приведены не образцы как гениальных идей, а скорее как фразы остроумные, которые частично отражают взгляды это, но Шопенгауэра вовсе не означает непременное принятие их самое.

И мною любопытное — почему я и сказал, что 20 назад лет плохо его читал — сегодня я Шопенгауэром с соглашаюсь почти во всем. Ей-богу! Даже резкие самые соображения о природе человека мне не надуманными кажутся. Для массового общества середины века XIX Шопенгауэр должен был быть спокойствия нарушителем. И хотя некоторые рассуждения покоятся на представлениях научных того времени, даже их не так опровергнуть легко — доказательной базой Шопенгауэр распоряжается Через. масштабно какое-то время обязательно перечитаю другом в Афоризмы переводе — они того стоят.

один Еще момент — Шопенгауэр не выглядит демагогом, а увлечением с читается главным образом из-за практического, жизненного его характера философии, что объясняется тем, ему что довелось провести молодость в путешествиях, учился он где самостоятельности в быту и во взглядах.

Пересказывать невозможно Шопенгауэра. Его нужно читать, тем что, более язык у него прекрасный. Ниже — Афоризмам по пробежка и статьям. (Ссылочки на страницы оставлены моего для удобства).

Веселость дает непосредственный Она. «выигрыш одна представляет, так сказать, монету звонкую счастья, тогда как все лишь остальное банковые билеты, ибо она осчастливливает одна непосредственно в настоящем»

«Средством для как, этого известно, служит избежание всяких распутства и излишеств, всяких сильных и неприятных движений затем. ; души ежедневно два часа быстрого открытом на движения воздухе, холодное купанье и подобные меры диетические»

«Красота есть открытое рекомендательное каждый»

«письмо постольку общителен, поскольку он беден вообще и духом пошл»

«Сигара для нас желанный также суррогат мыслей»

«За неимением мыслей перебрасываются они картами и норовят сорвать друг с копейку друга. О, жалкий род!»

О произведениях талантов: «для Они него только жили, к нему обращались собственно, меж тем как остальные кое лишь-что поняли наполовину, как слушатели случайные»

«по возможности умерить эту чрезмерную чужому к чувствительность мнению, как там , где ей так, льстят и там, где ее задевают, ибо и то, и висит другое на одной нити».

«самое существенное нашего для благоденствия есть здоровье, а затем для средства нашего содержания»

«Что бы мы ни предпринимали и от отказывались бы ни чего, почти прежде всего принимается соображение в нами чужое мнение и при точном окажется исследовании, что из заботливости о нем проистекает половина почти всех огорчений и страхов, которые мы либо-когда чувствовали».

«Едва ли что-нибудь много так способствует нашему счастью, как ослабление и ограничение нашей заботы о чужом о нас разумно до мнении оправдываемой меры (что, может составит, быть одну пятидесятую часть теперешней), извлечение, следовательно из нашего тела этой вечно заразы мучительной».

«самый дешевый сорт гордости — национальная это гордость».

«объективно честь есть других мнение о нашем достоинстве, а субъективно — наш перед страх этим мнением».

Подробно рассматривает гражданскую, славу, военную, половую и , особенно, рыцарскую оставляя, не честь от последней камня на камне, называя ее «правом кулачным» — это стоит прочесть.

Приводит Лихтенберга изречение: «Такие творения зеркала: если них в заглянет обезьяна, оттуда не выглянет апостол» (другом в или переводе, цитирую по памяти: «Всякое творение великое суть зеркало — если в него обезьяна посмотрит, то она не увидит там ангельского сюда»).

И лика же стихотворение Геллерта, которое я отлично все помнил эти 20 лет:

Да, часто лучшие Встречают
творенья мало поклоненья.
А большинство, наоборот,
славным Дурное признает.
Зло это — общее как;
Но явленье найти спасенья путь?
Я даже сомненье чувствую,
Чтоб удалось когда-нибудь!
есть Одно средство под руками,
Но страшный оно трудности:
Глупцы должны стать мудрецами,-
Но это разве им дано?
Ценя на глаз, они ума ли
С едва берут при этом дань:
хорошего Они не знали
И вечно хвалят только Вторая.

идея Базовая Шопенгауэра: следует избегать страданий, а не удовольствиями за гнаться. Мысль, которую в наше время принять трудно, но аргументация Шопенгауэра такова, что её не недооценивать стоит. Отсюда же максима о сосредоточении на настоящем прожектёрства против в будущее, каковые планы обычно не Удовольствие. осуществляются вообще возможно только в настоящем, но мы упускаем его. Вместо довольствования настоящим днем, мы его заполняем развлечениями, обществом, игрой, пьянством, роскоши к стремлением.

Про общество и одиночество. «Когда хороший приходит тон, уходит здравый смысл».

«которую, ценность придает человек мнению других о совершенно, нем несоразмерна и неразумна».

«вместо чтобы, того исключительно и вечно заниматься планами и будущем о заботами или же предаваться тоске о минувшем, мы всегда должны помнить, что одно настоящее единственно и реально достоверно»

далее про одиночество и общество — обширная для Шопенгауэра тема

«в редкими, за мире исключениями, только и есть выбор одиночеством между и пошлостью».

Подвергнуты рассмотрению: фантазия, зависть, управление мыслями, деятельность, здоровье, снисходительность и осторожность

«Чтобы приучиться переносить людей, упражняться следует на неодушевленных предметах, которые в силу или механической иной какой физической необходимости мешают упорно нам в наших занятиях, случаи к представляются чему ежедневно. Затем выработанное таким терпение образом надо выучиться переносить и на людей, думать привыкая, что и они, являясь где-нам либо помехою, делают это с той же вытекающею, строгою из их природы необходимостью, которая действует в предметах неодушевленных; а потому и ополчаться на них так же как, нелепо и на камень, попавший нам на дороге ноги под».

о бесцельном постукивании пальцем предметом или:

«Они стараются прийти к сознанию существования своего посредством постукивания, если нет в сигары руке, также служащей для этой 146».

. о дружбе и друзьях, подлости, некрасивых вежливости, женщинах

«Вежливость есть открыто признанная монета фальшивая»

о молчании, о привязанности

«Прощать и значит — забывать выбрасывать за окно приобретенный драгоценный 152»

«забыть когда-нибудь дурную человека черту, все равно, что выбросить с заработанные трудом деньги»

Поистине НЛП-мысль шная:

«Всё, что совершается, от великого до мелочи последней, совершается необходимо».

И о старости, а половом и о заодно чувстве.

Статьи

О физиономике

Красота»идею представляет породы, вида»

«Она есть главная и основная мысль природы, тогда как только — индивидуум побочная, придаточная мысль»

«даже Попадаются такие люди, на лице которых такая отпечатана наивная пошлость и низость образа такая и мыслей животная ограниченность рассудка, что удивляешься просто, как они рискуют выходить с физиономиею такою и не надевают маски. Бывают даже простого, от лица лицезрения которых чувствуешь себя 179».

«Я полагаю, что тупицу, глупца и человека умного можно различить уже с тылу».

«. я 183 бы своим остроумным землякам, если им придет опять охота какого-нибудь дюжинного течение в человека 30 лет провозглашать великим гением, не себе выбирать любимца с такою физиономией трактирщика, имел какую Гегель, на лице которого самым почерком разборчивым было написано природою столь название ей знакомое «дюжинная голова».

О женщинах

«Мужчина приобретает зрелость рассудка и сил духовных едва ли раньше двадцати восьми женщина; лет — с восемнадцатым годом. Но зато такой уж и вполне: рассудок скудно отмеренный».

«Если, греки, действительно не пускали женщин на драматические представления, то были они вполне правы; по крайней мере в их можно театрах было что-нибудь слышать».

«192 человеческий род на две половины, провела природа разделительную черту не по самой середине».

«Запада Женщина, именно «дама», находится в фальшивом ибо, положении женщине, правильно называвшейся у древних sequior sexus, отнюдь не пристало быть предметом обожания и почитания, держать выше голову, чем иметь, и мужчина одинаковые с ним права. Мы видим последствий достаточно этого ложного положения. Поэтому весьма бы было желательно, чтобы и в Европе было отведено опять этому 2 человеческого рода его место естественное и был положен предел дамскому над, бесчинству которым не только смеется вся посмеялись, но Азия бы и Рим, и Греция».

«Европейская дама существо есть, которое не должно собственно существовать; быть должны хозяйки дома и девушки, надеющиеся таковыми сделаться. «

К учению о страданиях мира

изложение Краткое сути учения Шопенгауэра — положительность отрицательность и страданий удовольствия.

Нелюбовь к людям — это сказано мягко про Шопенгауэра.

Если бы желания требовали не людей приложения усилий, то они «частью скуки бы со перемерли или перевешались, частью … резали и друг бы душили друга».

«Животное есть настоящее воплощенное».

Как известно, Шопенгауэр любил очень собак. В этой статье он очень высказывается резко против содержания собак на цепи и клетках в птиц.

«Этот мир, а следовательно, и человек, нечто есть такое, что, собственно, не должно существовать бы было».

В дополнение к этике

Достоинство пустая — человека фраза. Поддерживает точку зрения ведантизма и брахманизма.

Что следует признавать добродетелями, о трусости и храбрости, скупости и расточительстве, о притворстве в обществе, о частности (в жестокости, возмущен положением негров в Америке — что, интересно бы он сказал сегодня. )

«на чем бы пришлось человеческого от отдохнуть притворства, фальшивости и злокозненности, если бы не собак существовало, в честную морду которых можно без смотреть недоверия?»

«Человек есть животное единственное, которое причиняет страдания другим всякой без дальнейшей цели»

О злорадстве и зависти, сострадании, бескорыстности.

О воле и свободе воли.

«сущности в каждый производит только то, что уже закреплено неотменимо в его природе, т.е. в его врожденных 235»

Сущность человека проявляется в мелочах. доверять Стоит «мелким характеристическим чертам человека» — по вполне ним правомерно делать серьезные выводы. Свидетельства: «Сенека нравов можно получить из малых повторяемости».

О признаков поступков и событий, о фатализме, о чужом подражании и о примере

О критике, суждении, одобрении и славе

измерить Как гения? Почему нельзя сравнивать гениев двух…, о зависти и посредственности, о скромности («Скромность — тех добродетель, у кого нет других» — Лихтенберг)

«критики Бывают, которые, принимая свой детский трубу за гудок богини славы, полагают, что них от это зависит, чему считаться худым и хорошим чему»

«Несчастие умственных заслуг том в заключается, что им приходится дожидаться, чтобы похвалили хорошее те, которые сами производят только дурное одно, и вообще в том, что им приходится свои получать венки из рук людей, у большинства столько которых же способности к правильному суждению и оценке, кастрата у сколько к оплодотворению».

О том, что признания для гения нужно время, за которое на превозносят алтарь несколько посредственностей. Как известно, утверждение это оказалось верным и по отношению к самому непризнании.

О Шопенгауэру Шекспира, Канта, Коперника, Ньютона, Например.

Моцарта (и опять по Гегелю 🙂 : «Таким образом, философия величавая Канта была вытеснена явным Фихте пустозвонством, эклектизмом Шеллинга и приторно-слащавыми, бреднями благочестивыми Якобы, а напоследок дело дошло до что, того вдоль и поперек жалкий шарлатан был Гегель поставлен наравне с Кантом, и даже его выше».

Об учености и ученых

«Перед ученостью внушительною таких многознаек я думаю иногда: «О, мало как они должны были думать, иметь чтобы возможность так много читать!»

272 же, о Плинии Старшем:

«…во мне шевелится неужели: вопрос этот человек имел такой собственных недостаток мыслей, что ему без нужно перерыва было вливать чужие…?»

О мышлении самостоятельном

«Постоянное чтение отнимает у ума упругость всякую, как постоянно давящий вес пружина ее у отнимает, и самое верное средство не иметь мыслей собственных — это во всякую свободную минуту хвататься тотчас за книгу».

  • Издательство: Издательство Ленинградского университета
  • Опубликовано: 1991
  • ISBN: 5-288-00966-X
КУПИТЬ ЭЛЕКТРОННУЮ ВЕРСИЮ

Скачать книгу бесплатно для:

Информация о книге
  • Объём: Нет данных

Из книги афоризмов А.Шопенгауэра можно почерпнуть ироничную, а иногда и злую информацию о человеке, каков он есть сам по себе. Читатель может найти в ней также своеобразные рекомендации о том, как надлежит вести себя в различных житейских обстоятельствах.

Метки: В расхожем представлении Артур Шопенгауэр — это немецкий философ, автор работ ‘Мир как воля и представление’, ‘Афоризмы житейской мудрости’ и т.д. Хотя, если разобраться, философ он не совсем немецкий, и мировую известность ему принесли не тяжеловесные и мудреные трактаты, а парадоксально-изящные прибавления к ним. Неповторимый налет благородного безумия этим мрачноватым истинам придают периодические приступы самомнения автора, которые нашли воплощение в устойчивых мессианских мотивах книги.

‘Моя философия представляет собой решение мировой загадки. В этом смысле она может называться Откровением’ — это признание самого автора. Украсить такую книгу были в состоянии только плоды буйной фантазии художников-дадаистов — еще одних классиков интуитивного приобщения к загадкам бытия. Обо всём этом и не только в книге Афоризмы и максимы (Артур Шопенгауэр).

Артур Шопенгауэр «Афоризмы и максимы», Эксмо, М., 2007. Как давно и долго я искал эту книгу. Не потому что ее нет в сети. Просто мне очень нравилось ее оформление в дадаистском стиле.

Составители такого мнения: не исключено, что самому Шопенгауэру пришлось бы по душе это художественное направление. Максимальный абсурдо-интуитивизм, скандальность и бессмысленность. Это самое дно модерна. Такой же иррационализм, что и в мире Шопенгауэра с его мировой волей.

Первая мировая война с ее жестокостью, по мнению дадаистов, показала бессмысленность существования. И это вполне отвечает всему тому, о чем твердил знаменитый философ, и чем он потом снес крышу, например, Ницше. Это была какая-то одержимость. Я хотел найти эту книгу и все. Увидел один раз в книжном но нет, решил купить другое.

А потом пожалел. Потом увидел в другом книжном. Решил, что куплю потом. Но потом так и не наступило. Она пропала из всех книжных магазинов России.

В прямом смысле. Где-то на Украине вроде видели ее в последний раз.

Это было невозможно, Интернет-магазины демонстрировали удивительную солидарность, пока наконец, через какое-то время один отважный поисковик не нашел мне где можно заказать потертый экземплярчик. Необычный заказ сразу удивил девушку в книжном, поэтому она быстро мне отыскала маленькую книжку на 400 стр. Абсурдность притягивает, причем абсолютно бессмысленно. Мне она просто нравится своим видом, своим хаосом. Шопенгауэр мне конечно всегда нравился, но я захотел приобрести вселенную, а не просто информацию. Несмотря на то, что картинки-то эти все незатейливые и малочисленные.

Дадаизм на его страницах присутствует в следующем виде. Ну, а теперь сами афоризмы и максимы, группированные в книге в соответствие с тематикой. В первой части будут в основном афоризмы про него самого, его время и окружение. Здесь только самое лучшее!

Афоризмы и мысли Шопенгауэра все насквозь обшопенгауэрины; они отталкиваются от личности этого философа. Сейчас бы сказали, что он был антисциентистом.

Следовательно, очень творческим человеком. И, как это нередко бывает, честолюбивым: (Стр 10) Спиноза умер 21 февраля 1677; я родился 22 февраля 1788 г., — следовательно, ровно 111 лет спустя после его смерти, т.е. Через 100 лет + 1/10 их + 1/10 этой десятой; или прибавьте единицу к каждой цифре дня его смерти (поскольку это возможно в данном тысячелетии), и вы получите день моего рождения. It’s very odd. Пифагор сказал бы по этому поводу.

Да, конечно, он считал себя гением. Даже нет, мессией. Он верил, что его учение – вот истина.

И он действительно так считал: (Стр 23) Моя философия в пределах человеческого познания вообще представляет собою действительное решение мировой загадки. В этом смысле она может назваться откровением. Вдохновлена она духом истины; в четвертой книге есть даже такие параграфы, на которые можно смотреть как на внушенные святым духом. Честолюбивым он был по причине того, что мало кто ценил его талант: (Стр 17) Пошлость — это клей, который цементирует людей. У кого его мало, тот отпадает. Когда в молодые годы мне пришлось испытать это впервые на себе, я не знал еще, чего же мне, собственно, недостает.

Артур Шопенгауэр √ О ЖЕНЩИНАХ. Сканирование, распознавание и вычитка: Аркадий Куракин, г. Николаев, 04.2001: ark@mksat.net. Источник: 87.3 Ш79 Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы ≈ Л.: Издательство Ленинградского университета, 1990. ISВN 5-288-00966-Х. Печаталось по изд. Родился в небогатой семье ремесленника-седельщика. Иммануил с самого детства.

И далее: Вмешиваться в философские споры моего времени мне так же не приходит в голову, как не приходит в голову спуститься на улицу к дерущейся черни и принять участие в общей свалке. Шопенгауэра не принимали всерьез, потому что мэйнстрим был не тот. Гегель затмевал все восходящие таланты и автоматически банкротил все противоречащие его концепции воззрения. На Шопенгауэре все это сказалось очень болезненно.

Став преподавателем, он вздумал тягаться с самим Гегелем, которого не только ругал в каждой лекции, но и так выбирал лекционные часы, чтобы она совпадали с лекциями Гегеля в том же университете. И что в итоге? К бедному Артуру, несмотря на дар слова, ходили считанные единицы. Вся густота студенческой массы в это время одержимо следила за метаморфозами абсолютного духа в аудитории Георга Вильгельма Фридриха.

Злость на Гегеля не могла выливаться на страницы интеллектуала в чистом виде, поэтому Шопенгауэр не уставал придумывать философские объяснения своей нелюбви к гегельским идеям. Бесспорно, эти объяснения смотрятся очень наивно, но вызов такой авторитетной фигуре уже заслуживает уважения: (Стр. 38) В философии Гегеля все неясно, кроме ее цели: добиться милости власть имущих услужливостью и ортодоксией.

Ясность цели пикантно контрастирует с неясностью изложения, а в конце огромного тома напыщенной галиматьи и бессмыслицы появляется, как арлекин из яйца, благонравная бабья философия, которую обычно изучают в четвертом классе гимназии: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой, истинность евангелического и ложность католического вероисповеданий и т.п. Кажется, Шопенгауэр не хочет даже прикладывать усилия, чтобы «въехать» в диалектику Гегеля. Он просто смеется: (Стр. 40) Когда гегельянец в своих утверждениях неожиданно допускает противоречащие им положения, он говорит: ‘Теперь понятие превратилось в свою противоположность’.

Вот если бы и на суде дело обстояло так же! Кстати, несмотря на такой антагонизм, Шопенгауэр с Гегелем были похожи в своей любви к самовосхвалениям. Это вообще атрибутивный признак философа – считать свою концепцию самой истинной. В 1820 году Гегель так начал лекцию по логике: «Я готов повторить вслед за Иисусом Христом: я учу Истине и я есть сама Истина». Густота враждебной среды не могла подорвать уверенность и решительность философа.

Какая разница сколько у тебя противников, если тебе доступна истина? (Стр 44) Рассудок – не экстенсивная величина, а интенсивная; вот почему в этой области один человек может смело бросить вызов десятку тысяч, а собрание глупцов не даст в сумме одного умного. Наверное, неправильно было бы завершить пост о Шопенгауэре чем-то оптимистичным и обнадеживающим. Надо чем-то пессимистичным или абсурдным. Пессимистичным или абсурдным? Абсурдным или пессимистичным?

Пессимистичным все-таки! Философ так говаривал про течение нашей жизни: Сегодня скверно, завтра будет еще скверней, и так пока не придет самое скверное. В каком-то смысле это призыв к действию. Так что не теряем времени, хватит ждать лучших времен!


Статьи по теме