Актуальные Проблемы Биоэтики Реферат

Актуальные Проблемы Биоэтики Реферат.rar
Закачек 1938
Средняя скорость 4071 Kb/s

Новосибирский государственный аграрный университет

Институт заочного образования и повышения квалификации

Тема 39.Актуальные проблемы биоэтики.

Выполнила: Вагнер М.А.

2 курс Шифр: Л12037

1. Проблемы биоэтики

1.3 Суррогатное материнство

1.6 Генная инженерия

БИОЭТИКА представляет собой важную точку философского знания. Формирование и развитие биоэтики связано с процессом трансформации традиционной этики вообще и медицинской этики в частности. Оно обусловлено прежде всего резко усиливающимся вниманием к правам человека ( в медицине это права пациента, испытуемого и т. д. ) и созданием новых медицинских технологий, порождающих множество острейших проблем, требующих юридического и морального регулирования.

Формирование биоэтики обусловлено, прежде всего, теми грандиозными изменениями, которые произошли в технологическом перевооружении современной медицины, кардинальными сдвигами в медикоклинической практике, которые нашли свое выражение в успехах генной инженерии, трансплантации органов, биотехнологии, поддержании жизни пациента. Все эти процессы обострили моральные проблемы, встающие перед врачом, перед родственниками больных, перед медперсоналом. Существуют ли пределы и каковы они в поддержании жизни смертельно больного человека? Допустима ли эвтаназия? С какого момента следует считать наступление смерти? С какого момента зародыш можно считать живым существом? Допустимы ли аборты? Или аборты есть убийство живых существ? Таковы лишь некоторые из тех вопросов, которые встают перед врачом, а также и перед широкой общественностью в условиях невиданного оснащения современной медицины. БИОЭТИКА как исследовательское направление междисциплинарного характера сформировалось в кон. 60-х нач. 70-х гг. Термин «БИОЭТИКА» предложен В. Р. Поттером в 1969 г. Трактовка ее разнородна. Прежде всего, биоэтику пытаются отождествлять с биомедицинской этикой, ограничив ее содержание этическими проблемами отношений «врач пациент». Более широкое понимание биоэтики включает в себя ряд аксиологических, социальных проблем и проблем, связанных с системами здравоохранения и с отношением человека к животным и растениям. Кроме того, термин «биоэтика» указывает на то, что она ориентируется на исследования живых существ независимо от того, находят ли они свое применение в терапии или нет. Иными словами, биоэтика ориентируется на достижения современной биологии при обосновании или решении моральных коллизий, возникающих в ходе научных исследований.

Биоэтика, возникшая около 20 лет назад явилась ответом на так называемые проблемные ситуации в современной клинической практике. Широкое обсуждение проблемных ситуаций в современном обществе стало манифестацией идеологии защиты прав человека в медицине. В связи с последним обстоятельством некоторые основополагающие проблемы биоэтики оказались исключительно близки по содержанию морально-этическим дилеммам, возникающим при оказании медицинской помощи.

Дилемма патерналистского и непатерналистского подходов в современной медицине является «красной нитью» для всей биоэтики. Патерналистская модель взаимоотношений врача и пациента основана на том, что жизнь человека — приоритетная ценность, «благо больного — высший закон» для врача, полноту ответственности за принятие клинических решений берет на себя врач. Напротив, непатерналистская модель исходит из приоритета моральной автономии пациента, в силу чего ключевой становится категория прав пациента.

Вопрос об искусственном прерывании беременности является в настоящий момент одним из самых важных и насущных, требующих безотлагательного решения. В его обсуждении участвуют представители разных специальностей – ученые-биологи, теологи, философы. Кроме того, все эти люди являются приверженцами той или иной идеологии или философии. Неудивительно поэтому, что вокруг этой проблемы развертывается настоящее драматическое противостояние и столкновение различных позиций, точек зрения, подходов, оценок, воззрений.

Однако, при всем существующем многообразии все точки зрения по данному вопросу можно условно разделить на три направления.

С так называемой «либеральной» точки зрения, «до момента естественного рождения женщина имеет полное право принять решение о проведении аборта, а врач обязан обеспечить реализацию этого права. Нерожденный плод не признается ни в каком смысле человеческой личностью, не является, следовательно, членом морального сообщества. На нерожденный плод не распространяется право на жизнь и, следовательно, он не обладает качеством, которое обязывало бы других воздержаться от действий, прекращающих его существование». Этой позиции в основном придерживаются наиболее эмансипированные женщины, а также представители Международной Федерации Планирования Семьи, для которых аборт – одно из средств контроля рождаемости.

Другая точка зрения прямо противоположна первой. Аборт не может иметь морального оправдания – он рассматривается как прямое умышленное убийство. Зародыш с момента зачатия рассматривается как личность, которой необходимо придать основной объем прав человека, — прежде всего, право на жизнь. Данной позиции придерживаются многие ведущие ученые (профессор Бернард Натансон, французский генетик доктор Жером Лежен, генетик Эшли Монтегю, российские генетики Д. В. Попов и В. А. Голиченков и многие другие).

И, наконец, так называемая « градуалистическая» или «умеренная» позиция утверждает постепенное одушевление эмбриона и приобретение им человеческих, личностных свойств в процессе развития от зачатия до рождения. Это так называемые «мягкие» сторонники абортов. Эта последняя позиция наиболее противоречива и запутанна, т. к. разные представители предлагают различные критерии для определения того момента или периода развития, после которого человеческий эмбрион, приобретя статус человека, становится и субъектом моральных отношений. Что интересно, ни один из предложенных критериев (или некая совокупность таковых) не предоставляет возможности выстроить на его основе логического определения морального статуса эмбриона. Многие исследователи биоэтики придерживаются этой позиции именно в силу ее «умеренности», только вот на практике она из-за своей расплывчатости не применима. Поэтому беспредел, который творится сейчас как в науке, так и в медицине, отчасти на ее совести. Некоторые же «мыслители»[2] считают, что невозможно в данном случае выработать какой-либо универсальный взгляд на проблему, придя к какому-либо конечному обоснованию ценностей, норм, добродетелей, поэтому нужно просто поскорее договориться о том, что считать нравственным, а что безнравственным.

Самое удивительное в этом вопросе то, что при добросовестном подходе, принимающем во внимание в первую очередь критерий истинности и только потом пользы, определение отношения к аборту не представляется таким уж невозможным. Причем можно учесть мнения представителей от всех профессиональных цехов и не получить при этом принципиальных разногласий.

Проблема клонирования животных приобрела в последнее время не только научное, но и социальное звучание, поэтому оно широко освещается в СМИ, зачастую некомпетентными людьми и с непониманием сути проблемы. В связи с этим возникает необходимость осветить положение дела.

Термин клон происходит от греческого слова «klon», что означает веточка, побег, отпрыск. Клонированию можно давать много определений, вот некоторые самые распространенные из них, клонирование – популяция клеток или организмов произошедших от общего предка путём бесполого размножения, причём потомок при этом генетически идентичен своему предку.

Воспроизводство организмов полностью повторяющих особь, возможно только в том случае, если генетическая информация матери будет без каких-либо изменений передана дочерям. Но при естественном половом размножении этому препятствует мейоз. В ходе этого незрелая яйцеклетка, имеющая двойной, или диплоидный набор хромосом – носителей наследственной информации – делиться дважды и в результате образуются четыре гаплоидных, с одинарным набором хромосом, клетки. Три из них дегенерируют, а четвёртая с большим запасом питательных веществ, становится яйцеклеткой. У многих животных она в силу гаплоидности не может развиваться в новый организм. Для этого необходимо оплодотворение. Организм, развившийся из оплодотворенной яйцеклетки, приобретает признаки, которые определяются взаимодействием материнской и отцовской наследственности. Следовательно, при половом размножении мать не может быть повторена в потомстве.

Как же вопреки этой строгой закономерности заставить клетку развиваться только с материнским диплоидным набором хромосом? Теоретически решение этой трудной биологической проблемы найдено.

1.3 Суррогатное материнство

Моральные и юридические проблемы, связанные с практикой суррогатного материнства, оказались особенно сложными. В США пока (к 1991 г.) не принято законов, запрещающих суррогатное материнство, а недавние судебные решения в Кентукки и Мичигане подтвердили юридическую силу заключаемых по этому поводу соглашений. Соответствующие проекты законов были внесены на рассмотрение законодателей по меньшей мере в 19 штатах, и можно ожидать, что хотя бы некоторые попытки регулирования или запрещения суррогатного материнства найдут свое отражение в юридических нормах.

Противники суррогатного материнства считают, что оно превращает детей в подобие товара, создавая ситуацию, в которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков; они утверждают также, что материнство становится при этом договорной работой, поэтому стремление к выгоде может возобладать здесь над соображениями пользы для договаривающихся сторон. Кроме того, многие феминистки думают, что такая практика будет способствовать эксплуатации женщин, а некоторые церковные группы усматривают в ней дегуманизирующую, безнравственную тенденцию, подрывающую святость брака и семьи. Существуют также опасения, что некоторых суррогатных матерей может психологически травмировать необходимость отдать «своего» ребенка после установления той связи с ним, которая создалась во время 9-месячной беременности и родов (даже если вначале женщине казалось, что она сможет расстаться с таким ребенком без особых переживаний).

Сторонники использования суррогатных матерей, конечно, смотрят на эту практику совсем по-иному. Они указывают на то, что для семьи, бездетной из-за неспособности жены зачать или выносить плод, это единственный способ получить ребенка, который будет генетически «своим» для мужа. Они отмечают также, что подобная процедура, позволяющая произвести на свет желанное дитя, по сути дела не так уж сильно отличается от усыновления. По их мнению, это не коммерциализация деторождения, а глубоко человечный акт любви и сотрудничества. Этот акт связан, конечно, с потенциальными опасностями для суррогатной матери, но она способна их оценить и может сознательно пойти на риск; таким образом, решение о заключении контракта не будет для нее более рискованным, чем для многих других женщин, выбирающих себе не совсем безопасные занятия.

Сторонники суррогатного материнства не считают его формой эксплуатации женщин; они утверждают, что женщина, добровольно решившая стать суррогатной матерью, получает за выполнение этой роли достаточную материальную компенсацию, а также моральное удовлетворение от приносимой обществу пользы.

Сравнительно мало было сказано о ребенке в таких ситуациях. Ребенок может унаследовать от суррогатной матери генетические дефекты (за исключением довольно редких случаев, когда в ее матку имплантируют оплодотворенную in vitro яйцеклетку от той самой женщины, вместо которой для вынашивания плода пришлось нанять другую). Некоторые из таких дефектов, к сожалению, не могут быть выявлены современными методами. Возможно также повреждение плода в результате неосторожности суррогатной матери — например, если она будет во время беременности употреблять наркотики или недостаточно хорошо питаться. Столь же важны, но остаются пока без ответа вопросы психологической адаптации ребенка. Если ребенку объяснят (или он случайно узнает), что его родила не мать, а другая женщина, не станет ли это для него источником проблем или тягостных переживаний? А если контакты ребенка с этой женщиной будут продолжаться и после его рождения (так бывает, когда суррогатная мать — родственница или близкий семье человек), то как это может сказаться на ребенке в дальнейшем?

Неудивительно, что при таком множестве вопросов специальная комиссия Американского общества по борьбе с бесплодием (1986) выразила по поводу «суррогатного материнства» «серьезные сомнения этического характера, которые не могут быть сняты, пока не будет получено достаточных данных для оценки опасности и возможных преимуществ обсуждаемой процедуры». Ввиду этих сомнений упомянутое общество рекомендует использовать суррогатное материнство только в порядке клинического эксперимента при соблюдении следующих условий:

Необходимо собрать достаточные сведения о психологическом воздействии всей процедуры на суррогатных матерей, на использующие их супружеские пары и на рождающихся детей.

Особое внимание следует уделить тому, чтобы супруги и суррогатная мать дали добровольное согласие на процедуру, располагая всей необходимой информацией.

Отец и суррогатная мать должны быть тщательно проверены в отношении инфекционных заболеваний и генетических дефектов.

Оплата услуг специалистов — врачей, адвокатов и др. — должна ограничиваться обычными для них гонорарами; они не должны получать комиссионные за подбор участников и организацию всей процедуры.

Технологического института

Орловского Государственного технического университета

на тему: «Биоэтика»

выполнил студент группы А–303

Биоэтика (биомедицинская этика), сфера междисциплинарных исследований, публичных дискуссий и политических решений, связанных с осмыслением, обсуждением и разрешением разнообразных моральных проблем, которые порождают новейшие достижения биологических и медицинских наук, и практика здравоохранения. Термин «биоэтика» был впервые использован в 1970 году американским биохимиком В.Р.Поттером (1911 – 2001), который обозначил биоэтику, как область исследований, призванную соединить биологические науки с этикой во имя решения в длительной перспективе задачи выживания человека как биологического вида при обеспечении достойного качества жизни. Примерно в то же время американский врач А.Хеллегерс (1926 – 1979) дал другую трактовку биоэтике. Он представил её как новый способ осмысления и решения тех моральных конфликтов, которые порождает высокотехнологичная медицина. Именно Хеллегерс придал биоэтике академический статус и способствовал её признанию в биологической и медицинской науках, политике и СМИ. Именно его понимание биоэтики стало со временем преобладающим. В конце 1960-х – 1970-х гг. возникли первые центры, занимающиеся проблемами биоэтики: Гастингс-центр под Нью-Йорком (США), Центр по биоэтике при медико-исследовательском институте Монреаля (Канада) и т.д.

Биоэтику можно понимать как продолжение традиций медицинской (или врачебной) этики, ведущей своё начало, по меньшей мере, от Гиппократа. Однако есть существенные отличия. Традиционная медицинская этика носила корпоративный характер и исходила из того, что во взаимодействии врача и пациента морально ответственным агентом является врач. Для биоэтики же, напротив, характерна установка на то, что в принятии морально значимых и жизненно важных решений участвуют как врач, так и пациент, а значит, и бремя обеими сторонами. Во многих случаях во взаимодействие медика (врача или исследователя) с пациентом (или испытуемым) включаются третья сторона – этическая комиссия (комитет).

Основные проблемы биоэтики

1) Появление эффективных жизнеподдерживающих технологий (например, аппарата искусственной вентиляции лёгких) обнаружило проблему: как долго следует продлевать жизнь пациента, в частности, если его сознание безвозвратно утеряно. Эта ситуация нередко порождает конфликт интересов между врачами, с одной стороны, и больными или их родственниками – с другой. Представители пациента, например, могут настаивать на продолжении жизнеподдерживающего лечения, которое, по мнению врачей, является бесполезным; или, напротив, пациенты (их представители) могут требовать прекращения медицинских манипуляций, которые они считают унижающими достоинство умирающего. Такие ситуации привели к пересмотру критериев определения момента смерти. Помимо традиционных критериев – необратимой остановки дыхания и/или кровообращения, которые теперь могут поддерживаться искусственно, стал применяться критерий смерти мозга.

2) Распространение и успехи трансплантологии обнажили другую сторону проблемы констатации смерти. Пересадка органов предполагает их изъятие у донора, у которого констатирована смерть мозг; в то же время вероятность успешной трансплантации тем выше, чем меньше времени прошло после момента смерти. В обществе стали возникать опасения, что продление жизни реципиента может обеспечиваться ценой ускорения (или поспешной констатации) смерти донора. Как реакция на эти опасения была принята норма – смерть мозга должна констатироваться бригадой медиков, независимой от тех, кто занимается заготовкой и пересадкой органов.

3) Развитие (с сер. 1970-х гг.) технологий искусственной репродукции человека стало ещё одним источником моральных дилемм. Такие технологии нередко включают манипуляции с человеческими эмбрионами, которые при этом обрекается на гибель. В результате актуальной и далекой от общепринятого решения становится и проблема установления критериев для точного определения начала человеческой жизни как момента, с наступлением которого развивающийся организм рассматривается как медиками, так и будущими родителями в качестве морального субъекта.

4) Предметом ожесточенных дискуссий стало использование в исследовательских и терапевтических целях стволовых клеток, особенно эмбриональных стволовых клеток. С одной стороны, с точки зрения исследователей, применение таких клеток, изымаемых у эмбрионов, особенно удобно и перспективно, с другой – для их получения приходится умерщвлять жизнеспособные эмбрионы человека.

5) Немало биоэтических проблем связано с прогрессом генной инженерии: гено–диагностикой, позволяющей устанавливать наличие в генах дефектов, пагубное действие которых может проявиться лишь с течением времени; генотерапией, направленной на излечение генетически обусловленных патологией организма; возможностями применения методов генной инженерии не для медицинских целей, а для «улучшения» человека (т.н. либеральная евгеника). Обсуждаются также возможные риски, сопряженные с созданием и распространением в окружающей среде генетически модифицированных организмов – вирусов, бактерий, растений и животных. Острые дискуссии, а затем и принятие политических и юридических документов породило появление в 1997 первого клонированного животного – овцы Долли; объектом регулирования в этой связи становится возможное применение технологий клонирования к человеку.

6) Наибольшее развитие в последние 30–40 лет получил такой раздел биоэтики, как этическое и правовое регулирование биомедицинских исследований, проводимых с участием человека или животных. Так, интересы сторон, вовлеченных в проведение таких исследований, далеко не всегда и не во всем совпадают. Это несовпадение обычно бывает обусловлено не злой волей сторон, а объективно существующим конфликтом интересов между исследователем и испытуемым: для первого важно получение новых научных знаний, тогда как для второго – улучшение или сохранение здоровья. Отношения сторон при этом не симметричны: исследователь обладает специальными знаниями и умениями, которых обычно нет у испытуемого, вместе с тем именно на долю последнего приходится риск, возникающий постольку, поскольку исследование связано с вмешательством в его организм или психику.

Для защиты испытуемых разработан механизм этической экспертизы исследовательского проекта. Такую экспертизу в обязательном порядке проходит каждая заявка на биомедицинское исследование. Её проводит этический комитет, статус которого должен гарантировать независимость экспертизы от администрации учреждения, в котором будет проводиться исследование, от самих исследователей и от тех, кто финансирует исследовательский проект. Дополнением этого механизма является политика большинства ведущих биомедицинских журналов, не принимающих к публикации статьи об исследованиях, не прошедших этическую экспертизу. Другой механизм, призванный защитить здоровье, права и достоинство испытуемых, это информированное согласие испытуемого. Любое исследование может осуществляться только после того, как от испытуемого получено компетентное, добровольное, осознанное и явно выраженное согласие. Испытуемому в понятной для него форме представляется необходимая информация о целях исследования; о возможных пользе и риске, связанных с его участием в исследовании; об альтернативных методах диагностики или лечения, а также о его праве в любой момент прекратить своё участие в исследовании.

Норма информированного согласия применяется при проведении вообще любого медицинского вмешательства, осуществляемого не только в исследовательских, но и в терапевтических целях. Все отступления от этой нормы (согласие не самого пациента или испытуемого, а его представителей, когда он некомпетентен; вмешательство без согласия в чрезвычайной ситуации и прочее) также регулируются и этически, и юридически.

7) Одним из ключевых направлений биоэтики в XXIвеке становится общественное здоровье. Эта тематика включает в себя такие проблемы, как справедливое распределение ресурсов здравоохранения на национальном и международном уровне, обеспечение доступности лекарственных препаратов и элементарной медицинской помощи, прежде всего в развивающихся странах.


Статьи по теме