Книга 1 Меж Сном и Явью

Книга 1 Меж Сном и Явью.rar
Закачек 3416
Средняя скорость 8209 Kb/s

Скачать книгу в формате: fb2 epub rtf mobi txt

Читать книгу на сайте: Читать онлайн

Марк Калашников Трансформа. Меж сном и явью — Марк Калашников

Когда в спину дышит старуха с косой, готов согласиться на многое, а тут всего-то работу предлагают, в игре — подарок судьбы! Разве что раса досталась весьма специфическая и не очень почётная, да болевой фильтр чуть выше, чем у остальных. Главное — живём!

С этими мыслями Артём уже не просто играет, а живёт в виртуальном мире, не догадываясь, что «Трансформа» не просто корпорация со звучным именем.

Марк Калашников Трансформа: меж сном и явью

Глава I — Цепкий Глаз

Прейдя в себя и с трудом открыв глаза, я уставился на белоснежную стену палаты — всё-таки выжил. Казалось бы, должен радоваться, но как-то не получается. Да, авария позади, только приговор врачей никуда не делся.

Фатальная Семейная Бессонница. Впервые услышав диагноз, даже обрадовался. Мол, ничего…

Дорогие друзья по чтению. Книга «Меж сном и явью [СИ]» Калашников Марк произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Обильное количество метафор, которые повсеместно использованы в тексте, сделали сюжет живым и сочным. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы «видишь» происходящее своими глазами. Попытки найти ответ откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты. Место событий настолько детально и красочно описано, что у читающего невольно возникает эффект присутствия. Главный герой моментально вызывает одобрение и сочувствие, с легкостью начинаешь представлять себя не его месте и сопереживаешь вместе с ним. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом — во всю даль и ширь души. «Меж сном и явью [СИ]» Калашников Марк читать бесплатно онлайн приятно и увлекательно, все настолько гармонично, что хочется вернуться к нему еще раз.

Марк Калашников Трансформа. Меж сном и явью — Марк Калашников

Когда в спину дышит старуха с косой, готов согласиться на многое, а тут всего-то работу предлагают, в игре — подарок судьбы! Разве что раса досталась весьма специфическая и не очень почётная, да болевой фильтр чуть выше, чем у остальных. Главное — живём!

С этими мыслями Артём уже не просто играет, а живёт в виртуальном мире, не догадываясь, что «Трансформа» не просто корпорация со звучным именем.

Марк Калашников Трансформа: меж сном и явью

Глава I — Цепкий Глаз

Прейдя в себя и с трудом открыв глаза, я уставился на белоснежную стену палаты — всё-таки выжил. Казалось бы, должен радоваться, но как-то не получается. Да, авария позади, только приговор врачей никуда не делся.

Фатальная Семейная Бессонница. Впервые услышав диагноз, даже обрадовался. Мол, ничего серьёзного, попью снотворное, и всё будет отлично. Но уже спустя пару минут сидел в кресле, держа в дрожащей руке стакан с водой, и слушал сочувственную речь бессильного доктора.

Заболевание крайне редкое, неизлечимое, и финал, или, скорее, исход, всегда один и тот же. Продолжительность жизни от полугода до трёх лет. Причём треть отпущенного срока — это нечто среднее между анабиозом и комой. И всё из-за того, что я не могу уснуть.

Тогда не поверил: как так, всего двадцать три, ещё толком не пожил, какая неизлечимая болезнь? Да и сейчас нет-нет, да мелькнёт шальная мысль: «может, ошиблись», но болезнь берёт своё. Со времени знаменательного похода к врачу прошло уже больше двух месяцев. От нормального сна не осталось и следа, так, жалкое подобие от часу до четырёх за сутки, тут как повезёт. Последнее время всё чаще не везло. Да и какой сон, когда мчишься на сверхскоростном экспрессе в один конец. Вроде все там будем, но вот без очереди не хочется.

Собственно, и в больницу попал потому, что неудачно вышел на улицу. В голове засела одна единственная мысль: «в магазин, за хлебом». А то, что между пунктом «А» и «Б» есть дорога, как-то позабылось, и даже плотный поток машин не напомнил. Странное это чувство, всё видишь, по идее, понимаешь, а вот осознать не можешь. Напролом рванул на проезжую часть, благо, водитель среагировал, так что меня, да и машину не сильно помял. Пара синяков и ссадина у меня, и поток отборной брани у него. Не будь болезни, порадовался бы. А так, то же самое, что тонуть в тёплой воде. Результат один, но зато не холодно…

— Добрый день, Артём Сергеевич, — в палату зашёл седобородый старичок в накинутом поверх костюма халате и с папкой в руках, — я хотел бы с вами поговорить, если вы себя достаточно хорошо чувствуете, — не дожидаясь ответа, он, на ходу подобрав стул, без стеснений сел рядом с кроватью и улыбнулся.

— А вы, собственно, кто? — вроде на врача не похож, но та уверенность, с которой он себя вёл, заставила задуматься.

— Степан Маркович, будем знакомы, — он протянул мне руку, и я по инерции ответил ему тем же. — Я, как представитель корпорации Трансформа, хотел бы предложить вам работу.

Я внутренне присвистнул. Со старого неказистого места работы меня уволили, даже не выяснив, почему состояние сотрудника резко стало ухудшаться. А тут корпорация-гигант с мировым именем. Кажется, ведущий лидер по производству электроники. Ситуация смахивала на банальную ошибку.

— А вы уверены, что вам нужен именно я? — переведя взгляд со старика обратно на стену, я потихоньку начал уходить в себя.

— Ну, давайте проверим. Северов Артём Сергеевич. Двадцать три года. Холост. Детей нет. Проживаете по улице Стасова, дом сто двадцать три.

Может, старая анкета всплыла? Лишился работы я почти за две недели до того, как узнал диагноз, вот и искал новую, рассылал анкеты, правдивые и малость приукрашенные. Ну а после как-то не до всего этого было.

Очередная удача. Теперь вода не только тёплая, но и экологически чистая. Надо же, Трансформа…

— Так уж получилось, — откинувшись на подушку, прикрыл глаза, — я сейчас не в самой лучшей форме. Приболел немного.

— О, не переживайте, нам известно о вашем затруднительном положении, о котором вы узнали пару месяцев назад.

Внутри всё сжалось, и меня накрыла волна злости. Глубокий вдох, медленный выдох — стало чуть легче. Степан Маркович лучился доброжелательностью, но его слова задели за живое. Даже родители ничего не знали, а тут посторонний человек.

— И чем же я приглянулся столь именитой организации? Вы должны понимать, что работника года из меня уже не получится. Тем более мне сейчас не до креатива. Энтузиазма так сказать поубавилось в последнее время.

— А по-моему, как раз вы основной кандидат на подобное звание, — расплывшись в улыбке, Степан Маркович пояснил. — Насколько я знаю, суть вашей проблемы в неспособности погрузиться в мир снов? А как насчёт того, чтобы заменить его миром виртуальной реальности?

Та непринуждённость и уверенность, с которой гость говорил, раздувала почти угасшую искорку надежды. Но вот последние его слова расставили все точки над и, а вспотевшие руки, вцепившиеся от напряжения в край кровати, расслабились.

— Не поможет, — за всё время разговора Степан Маркович впервые нахмурился, — ещё до диагноза бывали приступы бессонницы, порой так всю ночь с нейрошлемом и проводил. Помогало разве что убить время, выспавшимся и отдохнувшим я себя точно не чувствовал.

Отчего-то к концу моей речи, гость вновь просиял и разулыбался.

— Нейрошлемы — это прошлый век. Не подумайте чего плохого, но как давно вы… перестали интересоваться делами мира в целом?

Ничего плохого думать я и не собирался, даже самому стало интересно. Хотел было сказать — два месяца, начиная с момента рокового похода к врачу, но поразмыслив, понял, что реальная цифра больше. Ещё за месяц до того из-за вечного недосыпа впал в какую-то прострацию. Это оно лишь кажется, что становится больше свободного времени, можно успеть везде и всё. А на деле сидишь и смотришь в одну точку, не понимая, спишь ты или нет. Это после аварии я часок без сознания провалялся и чуток легче стало.

— Месяца три, плюс-минус неделя, — всё же точную дату тут не назовёшь, да и нужно ли?

— Тогда вы, скорее всего, пропустили релиз Капсул Полного Погружения от Трансформы?! — дождавшись моего кивка, Степан Маркович продолжил. — Дело в том, что эти самые капсулы во многом превосходят нейрошлемы. Игрок искусственно погружается в некое состояние, близкое ко сну.

В услышанное просто не верилось. Я всё ждал подвоха, сорвись Степан Маркович со стула и начни бегать по потолку, не особо удивился бы. Всё же про галлюцинации меня предупреждали, а про шанс выжить — нет.

— Отвечу честно, в последнее время у меня поубавилась оптимизма, в том числе и протрезвел относительно человеческой доброты и бескорыстных поступков, — не самый радужный жизненный опыт, когда друзья и даже девушка отворачиваются, прознав о беде.

— Увы, таков этот мир, — Степан Маркович хитро прищурился, а в его глазах появился особый живой блеск. — Несмотря на свою полезность, подобие сна оказалось приятным бонусом, основная работа велась немного в другом направлении. Вы пользовались нейрошлемом, а значит, должны знать, что на его использование Всемирная Медицинская Ассоциация установила жёсткие временные рамки, которые мы хотим обойти.

— Под капельницу положите? — представил лежащее без сознания тощее тело с выпирающими рёбрами. К руке идёт катетер, через который подается питательное месиво, а я с блаженной улыбкой и шлемом на голове. Картинка мне очень не понравилась.

— Трансформа смотрит куда глубже банального жизнеобеспечения. Всё игровое время на мышечный аппарат игрока будет идти прямое воздействие, стимулируя его развитие. Только представьте, пока вы наслаждаетесь миром меча и магии, ваше тело совершенствуется.

Трансформа. Между сном и явью

© Калашников М., 2015

© ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Тихим эхом донесся знакомый звук, вырвав из вязкой серой пустоты.

С трудом раскрыв дрожащие веки, тут же закрыл их, ослепленный яркой вспышкой.

Вторая попытка, и вместо света в конце тоннеля всего лишь больничная палата с древними механическими часами на белой стене.

Против воли с губ сорвался смешок, отозвавшийся болью в ребрах. Грош цена такой удаче – авария осталась позади, а приговор врачей никуда не делся.

Фатальная Семейная Бессонница. Вполне привычные и понятные слова, когда впервые услышал диагноз, даже обрадовался. Ну чего может быть страшного в бессоннице, тем более семейной? А спустя пару минут сидел в глубоком мягком кресле, сжимая дрожащей рукой стакан воды, и слушал сочувствующую речь бессильного доктора.

Заболевание крайне редкое, неизлечимое и с закономерным финалом, или, скорее, исходом. Вслед за недосыпанием идет истощение организма, ухудшение здоровья. Дальше панические атаки, галлюцинации с плавным переходом в нечто среднее между комой и анабиозом. И это за два-три года максимум, причем сдвиг по фазе происходит довольно быстро. А все, что может предложить доблестная медицина, – поддерживать мою пускающую слюни тушку со спекшимися мозгами в надежде когда-нибудь найти разгадку для этой болезни.

Когда прошел первый шок, попросту отказался верить. Как так – всего двадцать три, еще толком не пожил, а уже обречен из-за… бессонницы?! Время шло, мне становилось все хуже. Сон превратился в свое жалкое подобие, длившееся от часу до четырех за сутки, как повезет. Последнее время чаще не везло, но я с бараньей упертостью продолжал себя уверять, что все это – чья-то жестокая шутка или глупая ошибка.

Я мог себя убеждать в чем угодно, но истины это не меняло. Собственно, я и под машину попал после неудачного выхода на улицу. Сегодня с утра в голове засела единственная мысль: «в магазин, за хлебом». А то, что между пунктом «А» и «Б» есть дорога, как-то позабылось, и даже плотный поток машин не напомнил.

Странное это чувство: все видишь, вроде даже понимаешь, а вот осознать происходящее не можешь. Напролом попер через проезжую часть, даже по сторонам не смотрел. Благо, водитель среагировал, так что меня не сильно помяли – так, бок болит и, может, ребро треснуло или два. Да и машина должна была отделаться легким испугом.

Не будь болезни, порадовался бы, а так все то же самое. Разве что подыхать буду дольше, чем мог бы. А так, все равно что тонуть в теплой воде. Результат один, зато не холодно…

– Добрый день, Артем Сергеевич, – в палату уверенно вошел седобородый старичок в накинутом поверх костюма халате, – я хотел бы с вами поговорить, если вы себя достаточно хорошо чувствуете. – Не дожидаясь ответа, он на ходу подобрал стул и без стеснения сел рядом с кроватью, одарив меня широкой улыбкой.

– А вы, собственно, кто? – На врача дедок не походил, но та уверенность, с которой он себя вел, сбивала с толку.

– Степан Маркович, будем знакомы. – Переложив кожаную папку в левую руку, он протянул мне правую, и я по инерции ответил. – Как представитель корпорации Трансформа, хочу предложить вам работу.

На этот раз я сумел сдержать смешок – пожалел ноющие ребра. С бывшего неказистого места работы меня уволили, даже не выяснив, почему состояние сотрудника стало резко ухудшаться. А тут – корпорация-гигант с мировым именем. Кажется, ведущий лидер по производству электроники.

Да нет, скорее какая-то ошибка…

– А вы уверены, что корпорации нужен именно я? – переведя взгляд с улыбчивого старика на настенные часы, я потихоньку начал уходить в себя.

– Это легко проверить! – Бодрый старик в две секунды разложил папку в планшет и принялся бегло читать вслух: – Северов Артем Сергеевич. Двадцать три года. Холост. Детей нет. Проживает на улице Стасова, дом сто двадцать три.

Видимо, старая анкета всплыла. Уволили меня за две недели до того, как узнал диагноз, резюме рассылал пачками. Даже пару раз сходил на собеседования, на которых быстро оценивали мой нетоварный вид и выпроваживали, обещая позвонить. Ну, а после было как-то не до них.

Надо же, Трансформа… есть чем гордиться к закату жизни.

Очередная удача. Теперь вода не только теплая, но и экологически чистая.

– Так уж получилось, – откинувшись на подушку, прикрыл глаза, – я сейчас не в самой лучшей форме. Приболел немного.

– О, не переживайте, нам известно о вашем затруднительном положении, о котором вы узнали пару месяцев назад, – сложив планшет добродушно отозвался Степан Маркович.

Внутри все сжалось, и меня накрыла волна злости. Глубокий вдох, медленный выдох – стало чуть легче. Старик лучился доброжелательностью, кажется, вполне искренней, но его слова задели за живое. Я никому так и не сказал о своей болезни, даже родители не знали, а тут посторонний человек.

– И чем же я приглянулся столь именитой организации? Думаю, все понимают, что работника года из меня не получится. Тем более, мне сейчас не до креатива. Энтузиазма, так сказать, поубавилось в последнее время.

– А по-моему, как раз вы – главный кандидат на подобное звание, – разулыбался Степан Маркович, пропустив весь сарказм мимо ушей. – Насколько я знаю, суть вашей проблемы в неспособности погрузиться в мир снов? А как насчет того, чтобы заменить его миром виртуальной реальности?

Непринужденность и уверенность старика едва не раздули еле тлеющую искру надежды, но, увы, чудес не бывает, а значит, можно расслабиться и перестать судорожно сжимать простыню.

За весь разговор Степан Маркович впервые нахмурился, что меня даже немного повеселило.

– Еще до диагноза бывали приступы бессонницы, порой всю ночь с нейрошлемом проводил. Единственная польза – помогало убить время, выспавшимся и отдохнувшим я себя точно не чувствовал.

К моему удивлению, под конец фразы дедуля вновь был доволен жизнью и уверен в себе.

– Нейрошлемы – это прошлый век. – Слышать подобное от старика в свой адрес было как минимум странно. – Не подумайте чего плохого, но как давно вы… перестали интересоваться делами мира в целом?

Ничего плохого думать я и не собирался, даже самому интересно стало. Хотел было сказать, что два месяца – примерно столько прошло с рокового похода к врачу, но, поразмыслив, понял, что реальная цифра больше. Еще за месяц до того впал в прострацию из-за вечного недосыпа. По идее, живого свободного времени становилось больше, ну, а на деле – сидишь и смотришь в одну точку, гадая, уснул ты или завис. Это после аварии я часок без сознания провалялся, и чуток легче стало.

Интересно, а второй раз потеря сознания сработает?

– Месяца три, плюс-минус неделя, – вычислять точную дату не стал, да и нужно ли?

– Тогда вы, скорее всего, пропустили релиз Капсул Полного Погружения от Трансформы?! – дождавшись моего кивка, довольный Степан Маркович продолжил: – Дело в том, что эти самые капсулы во многом превосходят нейрошлемы. Да хотя бы тем, что игрок погружается в состояние, близкое ко сну.

Одновременно было страшно и хотелось поверить этим словам. Откровенно говоря, я все ждал подвоха. Сорвись Степан Маркович со стула и начни бегать по потолку и хохотать, не особо удивился бы. Все же про галлюцинации меня предупреждали, а про шанс выжить – нет.

– Отвечу честно, в последнее время у меня туго с оптимизмом, в том числе протрезвел относительно человеческой доброты и бескорыстности поступков.

Не самый веселый опыт, когда друзья, и даже девушка, отворачиваются и просто вычеркивают из своей жизни. И ведь злился не столько на них, сколько на себя – не очень-то они и старались изображать друзей, а я верил.


Статьи по теме