Книга Однажды и Навсегда

Книга Однажды и Навсегда.rar
Закачек 3134
Средняя скорость 6027 Kb/s

Однажды и навсегда

Как часто случается, перемены в жизни Кэтрин Эшбрук начались в тот момент, когда она меньше всего их ожидала. Причем — что тоже не редкость — навалилось все сразу.

К этому времени Кэт еще не успела отойти от обилия впечатлений, оставленных драматическими — а вернее, трагическими — сценами, которым она стала невольным свидетелем во время пребывания в Таиланде. Туда ее направили по линии Красного Креста среди других лондонских медиков в помощь международной группе судмедэкспертов, работавшей над установлением личностей погибших в результате печально известного урагана, обрушившегося на острова в конце минувшего года.

Впрочем, сотрудничество Кэт с действовавшей в пострадавшем регионе судебной экспертизой продолжалось недолго. По вполне понятным причинам власти Таиланда приняли вынужденное решение предать останки земле, не дожидаясь идентификации, — во избежание распространения инфекции и возникновения эпидемий.

Кэт сочла подобное решение вполне разумным, потому что жара делала свое Дело, невзирая на желание людей установить имена жертв ужасной природной катастрофы. Но когда эксперты, лишившись возможности применить свои знания в отношении погибших, улетели домой, большинство врачей — и Кэт в их числе — остались, чтобы помочь живым. Ведь было много раненых или просто ослабленных людей, которым пришлось не день и не два провести без еды и, главное, без питья под палящим солнцем — температура воздуха с раннего утра превышала тридцать градусов по Цельсию.

Так и получилось, что Кэт задержалась на островах до конца января. Только тридцатого числа самолет компании «Бритиш-эруэйз» доставил ее в аэропорт Хитроу и она наконец ступила на родную землю.

Контраст был таким же разительным, как и месяц назад, когда из зимы Кэт перенеслась в лето. Сейчас все произошло точно так же, но наоборот. Лишь несколько часов назад она изнывала от жары в местном аэропорту близ Кантанга и вдруг очутилась в таком месте, где в воздухе кружат снежинки. Правда, достигая лондонского асфальта, они таяли, но все равно это был снег. После тропического зноя он казался чем-то нереальным. Сам же переход от пронизанной горем и страданиями атмосферы в спокойствие привычного упорядоченного мира действовал на перегруженный отрицательными образами мозг благотворно, производя значительный психотерапевтический эффект.

Домой, на Брендон-стрит, Кэт добралась к шести часам вечера.

Первым делом проверила, в каком состоянии находится любимый кустик гардении, который на время своего отсутствия она поручила заботам миссис Хоган, консьержки. Земля в горшке оказалась влажной, а цветок за минувший месяц успел дать бутоны.

Это было еще одно приятное впечатление с момента возвращения в Лондон.

Позже, с наслаждением пролежав больше часа в ванне, Кэт подумала о том, что сильнейшее нервное напряжение минувших дней, кажется, понемногу покидает ее.

Неужели я дома? — словно не веря собственным ощущениям, подумала Кэт. Какое блаженство…

Потом в ее мозгу промелькнула мысль, что неплохо бы позвонить Стиву. Ведь тот не знает, что она уже в Лондоне.

Стив Уокер, инженер-электронщик, был сотрудником фирмы, специализировавшейся на обслуживании медицинского оборудования. В больнице, где работала Кэт, он появился, когда забарахлил аппарат, на котором пациентам проводили томографию мозга.

Сначала Кэт услышала, как медсестры шушукаются о каком-то Стиве, который, судя по всему, произвел на них большое впечатление. Кэт решила, что речь идет об одном из больных — не раз бывало, что между находящимися на лечении молодыми мужчинами и кем-то из представительниц медицинского персонала вспыхивал роман, как правило мимолетный. Потом выяснилось, что Стив не относится к числу пациентов.

Познакомилась с ним Кэт в небольшой очереди в процедурный кабинет, образованной сотрудниками клиники, которым предстояло пройти ежегодную вакцинацию от гриппа — процедуру, которой подвергался весь медперсонал, включая даже и тех, кто непосредственно с пациентами не общался.

Стив произвел на Кэт весьма благоприятное впечатление. Высокий, широкоплечий, с коротко стриженными темными волосами и внимательным взглядом серых глаз, он был немногословен, но все сказанное им имело вес. К тому же Стив обладал тонким чувством юмора.

Вероятно, Кэт приглянулась ему, потому что в тот же день он поинтересовался, занята ли она в ближайший уик-энд, и, получив отрицательный ответ, пригласил ее на ужин. Почему бы и нет, подумала Кэт, в очередной раз окинув взглядом стройную фигуру нового знакомого. Потом согласно кивнула.

В субботу они отправились в ресторан, где довольно приятно провели время. Потом Стив отвез Кэт домой, и она пригласила его к себе на чашку кофе. Они беседовали обо всякой всячине, Стив рассказывал о своих братьях, о коллекции спичечных коробков, которую начал собирать, еще будучи учеником начальной школы.

— Однажды я чуть не лишился ее, после того как моего отца вызвала в школу учительница английского языка, урок которой я накануне прогулял вместе с двумя приятелями. А все потому, что один из них рассказал о якобы находившейся у них дома необычной спичечной коробке, которую привез из заморского плавания его отец, моряк торгового флота. Разумеется, мне захотелось взглянуть на диковинку. А дождаться конца занятий мы не смогли. — Стив усмехнулся. — Ну и рассердился отец, узнав, что его вызывают в школу! Встретившись же с учительницей, он вообще вернулся домой мрачнее тучи и потребовал у меня отчета не только о прогуле, но также о других проделках, которые как на грех случались именно на уроках английского языка по той причине, что я не очень жаловал сей предмет. В тот вечер разгневанный отец едва не уничтожил мою коллекцию. Я едва упросил его пощадить коробки. Взамен пришлось много чего пообещать, зато коллекция осталась цела.

Посочувствовав Стиву, Кэт в свою очередь поведала несколько забавных школьных историй.

Когда общий счет выпитых чашек кофе перевалил за шесть, Кэт тайком взглянула на часы. Стив заметил это и стал прощаться. В прихожей он наклонился, чтобы поцеловать Кэт. При этом его губы задержались на ее щеке чуть дольше, чем следовало. Когда же выпрямился, в его глазах промелькнул вопрос, значение которого поняла бы любая женщина: он явно был не прочь остаться. Разумеется, Кэт тоже сообразила что к чему, однако предпочла сделать вид, будто ничего не замечает. Не в ее правилах было проводить ночь с мужчиной после первого же свидания.

Конечно, она допускала подобную возможность, но не для себя, а для других женщин — более страстных или, если угодно, более решительных. А вернее, более влюбчивых, чем она, так как ей, чтобы проникнуться к парню нежными чувствами, требовался не один месяц более или менее тесного общения. По крайней мере, так было оба раза, когда она влюблялась.

Или ей казалось, что влюблялась, потому что упомянутые романы ничем не закончились. Более того, Кэт даже испытала облегчение по завершении сначала одной, а затем и другой романтической истории.

Что касается Стива, то у нее пока не было никаких оснований падать в его объятия. Сначала надо хорошенько узнать его. А также — что гораздо важнее — разобраться в себе самой. Понять, нужны ей близкие отношения со Стивом Уокером или нет.

Да, он заинтересовал ее, однако этого было недостаточно. Во всяком случае, для нее. Возможно, другая женщина на ее месте рассудила бы иначе. Нравится парень — и хорошо, уже есть повод для интимного общения. Но в случае с Кэт все было гораздо сложнее.

Приятельницы не раз говорили ей, что она чересчур серьезно относится к сексу. Еще в институте ее подружка и однокурсница Элли Хантер без конца подтрунивала над ней, называя отшельницей.

— Может, ты неправильно выбрала жизненный путь? Может, тебе прямая дорога в женский монастырь? Там парней нет и не нужно от них отбиваться.

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 540 486
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 470 158

Однажды и навсегда

— Только не останавливайся! — Тейлор Филипс глядела в усталые глаза ковбоя. Крупные капли пота стекали по его вискам.

— Еще? Сколько же тебе нужно? — спросил Джош, покачнувшись.

— Хотя бы минуту… Если сможешь — пять.

Он простонал и продолжил движение, но без всякого энтузиазма.

— Что-то не так, Джошуа Мэлоун? Кажется, ты говорил, что находишься в очень хорошей форме. — Она нарочно дразнила его, так как знала: злость пробудит в нем силы и он сможет побить все свои рекорды.

Наконец, шумно выдохнув, он опустился на пол рядом с ней.

— Хватит. — Силомер выпал у него из рук.

Тейлор победно улыбалась. Она посмотрела на часы, потом встала и подала руку Джошу.

— Неплохо. На четыре минуты больше, чем вчера.

Здоровой рукой он ухватился за нее и поднялся.

— Из тебя вышел бы неплохой дрессировщик или тренер. — Рукавом рубашки он отер пот со лба, осторожно дотронулся до левого плеча.

В ответ на колкость Тейлор только рассмеялась и сделала какие-то пометки в его карте. Ей очень хотелось записать туда все, что она думала о нем: богатенькому мальчику приходится потрудиться. Бедняжка.

Краем глаза она видела его самоуверенный и притягательный взгляд, наверняка отрепетированный перед зеркалом и так действующий на девушек Бозмена. Интересно, догадывается ли Джош, насколько ей безразлично его явное внимание к ней? Его плечо зажило уже несколько недель назад. Она прекрасно знала, зачем он постоянно приходил сюда.

Услышав шаги, Тейлор подняла голову. Макс прижимал к груди телефон, и его лицо было очень серьезным.

— Привет, пап. Это ты учил Тейлор быть такой безжалостной? — Джош явно не заметил озабоченности отца.

— Джош, прости, но вам придется прерваться… Срочный звонок из Энн-Арбор. — Макс передал Тейлор телефон. — Это твой отец.

Сердце Тейлор забилось быстрее. Отец никогда бы не позвонил ей на ранчо Мэлоунов, в клинику Макса… тем более в такой ранний час… если только не…

Она поднесла трубку к уху, пытаясь подготовить себя к самому худшему.

Голос отца подтвердил все ее опасения: случилось что-то страшное и, наверное, это связано с мамой.

Тейлор перешла в другую комнату. Невестка Макса, Саванна, пеленала своего ребенка, сидя на полу. Ее старший, Билли, сидел на коленях у ног матери и сосредоточенно наблюдал за процессом. Саванна подняла голову, и улыбка исчезла с ее лица, как только она взглянула на Тейлор.

Та тяжело опустилась в кресло у стола и некоторое время внимательно слушала, что говорил отец.

— Кто ее врач? — наконец спросила Тейлор. Услышав ответ, она встала и подошла к окну. — Я вылетаю следующим же рейсом. Скажи ей, чтобы она не сдавалась, папа. Я уже еду.

Тейлор выключила телефон, пытаясь унять дрожь в теле. Она глядела вдаль — на цветочные поля, на горы и на зеркальную гладь воды, но ничего не видела перед собой. Мысли ее вновь и вновь возвращались к одному и тому же.

Она всегда знала, что это произойдет. И она знала также, что будет делать, если это случится.

— Тейлор? — (Она обернулась и увидела взволнованное лицо Саванны.) — Чем я могу помочь?

Именно в этот момент в комнату вошли Макс и Джош.

— Давай я позвоню и закажу тебе билет, — предложил Макс.

Тейлор кивнула. Она все еще никак не могла прийти в себя после услышанного.

— Мне придется заехать домой и захватить кое-что. Я не знаю, как долго меня не будет.

Страдание на лице Макса напомнило Тейлор, что он и ее мать были друзьями много лет…

— Постараемся справиться без тебя. Не беспокойся. — Он положил руку ей на плечо. — А вот машину тебе сейчас не следует вести.

Она попыталась возразить, но Джош перебил ее:

— Я отвезу тебя в аэропорт.

Саванна взглянула на часы, качая своего малыша.

— Насколько я помню по своей недавней поездке в Детройт, последний рейс был раньше полудня. Если ничего не изменилось, то ты не успеваешь заехать домой. Я даже не уверена, что ты успеешь на самолет.

Она полетит ближайшим рейсом, чего бы это ни стоило. С одеждой или без нее. Тейлор попыталась вспомнить, что она сможет найти в Энн-Арбор, в доме, где провела свое детство. Но Саванна неожиданно предложила лучший выход:

— У меня и у Дженни много вещей, которые ты могла бы взять с собой. Почему бы нам не посмотреть их, пока Макс звонит в аэропорт?

Тейлор послушно пошла вслед за Саванной. Она делала это почти бессознательно, как в каком-то бреду. Саванна быстро уложила ребенка в кроватку и вытащила из шкафа две сумки.

— У меня есть фен, щипцы, еще кое-какие необходимые вещи… Вот только одежда Дженни подойдет тебе больше, чем моя. — Она вручила Тейлор сумку.

— Спасибо, — пробормотала та в ответ и шатающейся походкой направилась в кухню, где Дженни готовила ленч.

Если повезет, она найдет там Райдера и Шейна. Мужья Саванны и Дженни будут лучшей компанией в пути, чем Джош. Тейлор сумела не обращать внимания на младшего из братьев эти несколько месяцев, пока он совсем недавно не вывихнул плечо. И все же лечение — это одно, а два часа наедине с ним в его машине — совсем другое. Она прекрасно может доехать и сама.

Так думала Тейлор, подходя к кухне, откуда доносился веселый смех. Но, взявшись за ручку двери и увидев, как дрожат пальцы, она поняла, что это будет неразумно. Вздохнув, она открыла дверь и вошла в уютную кухню. Будь что будет. Если ей придется ехать с Джошем — она поедет, только бы успеть к маме вовремя. Все остальное не имеет значения.

Ханна, полненькая экономка, и Дженни что-то весело обсуждали. Они одновременно обернулись на звук шагов Тейлор, и при виде ее их улыбки погасли.

— Мама тяжело больна, и я должна ехать в аэропорт. — Ее голос задрожал, и Тейлор закусила губу. Она быстро заморгала, борясь с приступом слез, и посмотрела на Дженни. — Саванна сказала, что ты сможешь одолжить мне какую-нибудь одежду.

Дженни встала из-за стола, вытирая руки о фартук, прикрывавший ее округлившийся животик.

— Ну конечно же. — Она взяла Тейлор за руку, и они вместе направились к боковой двери. — Пойдем, ты можешь выбрать все, что захочешь. Мне эта одежда не понадобится еще несколько месяцев.

Они прошли по усыпанной гравием дорожке вдоль конюшен. Дженни двигалась легко и быстро для женщины на шестом месяце беременности. За то время, что Тейлор здесь работала, они с Дженни не стали близкими друзьями, но и врагами их тоже нельзя было назвать. Тейлор догадывалась, что холодность со стороны Дженни была как-то связана с тем, что Тейлор так явно избегала Джоша. Но даже если между ними и существовала какая-то неприязнь, в эту минуту Дженни ничем не показывала ее и быстро шагала рядом с Тейлор к домику.

Они упаковали сумку, положив туда пару легких платьев, джинсы, вязаные топы и несколько юбок.

— Спасибо, — сказала Тейлор, застегивая сумку и мечтая поскорее оказаться в дороге.

Когда они вернулись в дом, Макс и Джош уже ждали ее.

— Ты готова? — спросил Джош, потирая руки.

Саванна протянула ей пару туфель.

— Я подумала, что они могут понадобиться, если, конечно, подойдут…

Тейлор посмотрела на размер и кивнула, затем перевела взгляд на одинокую фигуру у окна. Макс, по-видимому, был потрясен не меньше ее самой. Тейлор положила туфли в сумку и застегнула молнию. Громкий звук вывел Макса из забытья, и он подошел к Тейлор, только сейчас заметив ее.

— Я заказал тебе билет… из Бозмена… но нужно торопиться. Осталось меньше чем два часа.

Джош беспечно махнул рукой.

— Не волнуйся, папа. Я возьму свой самолет и доставлю ее вовремя.

Макс строго посмотрел на сына.

— Кажется, ты говорил, что он нуждается в ремонте.

Джош пожал плечами.

— Да так, маленькие неполадки. Я обо всем позаботился еще вчера.

Как часто случается, перемены в жизни Кэтрин Эшбрук начались в тот момент, когда она меньше всего их ожидала. Причем — что тоже не редкость — навалилось все сразу.

К этому времени Кэт еще не успела отойти от обилия впечатлений, оставленных драматическими — а вернее, трагическими — сценами, которым она стала невольным свидетелем во время пребывания в Таиланде. Туда ее направили по линии Красного Креста среди других лондонских медиков в помощь международной группе судмедэкспертов, работавшей над установлением личностей погибших в результате печально известного урагана, обрушившегося на острова в конце минувшего года.

Впрочем, сотрудничество Кэт с действовавшей в пострадавшем регионе судебной экспертизой продолжалось недолго. По вполне понятным причинам власти Таиланда приняли вынужденное решение предать останки земле, не дожидаясь идентификации, — во избежание распространения инфекции и возникновения эпидемий.

Кэт сочла подобное решение вполне разумным, потому что жара делала свое Дело, невзирая на желание людей установить имена жертв ужасной природной катастрофы. Но когда эксперты, лишившись возможности применить свои знания в отношении погибших, улетели домой, большинство врачей — и Кэт в их числе — остались, чтобы помочь живым. Ведь было много раненых или просто ослабленных людей, которым пришлось не день и не два провести без еды и, главное, без питья под палящим солнцем — температура воздуха с раннего утра превышала тридцать градусов по Цельсию.

Так и получилось, что Кэт задержалась на островах до конца января. Только тридцатого числа самолет компании «Бритиш-эруэйз» доставил ее в аэропорт Хитроу и она наконец ступила на родную землю.

Контраст был таким же разительным, как и месяц назад, когда из зимы Кэт перенеслась в лето. Сейчас все произошло точно так же, но наоборот. Лишь несколько часов назад она изнывала от жары в местном аэропорту близ Кантанга и вдруг очутилась в таком месте, где в воздухе кружат снежинки. Правда, достигая лондонского асфальта, они таяли, но все равно это был снег. После тропического зноя он казался чем-то нереальным. Сам же переход от пронизанной горем и страданиями атмосферы в спокойствие привычного упорядоченного мира действовал на перегруженный отрицательными образами мозг благотворно, производя значительный психотерапевтический эффект.

Домой, на Брендон-стрит, Кэт добралась к шести часам вечера.

Первым делом проверила, в каком состоянии находится любимый кустик гардении, который на время своего отсутствия она поручила заботам миссис Хоган, консьержки. Земля в горшке оказалась влажной, а цветок за минувший месяц успел дать бутоны.

Это было еще одно приятное впечатление с момента возвращения в Лондон.

Позже, с наслаждением пролежав больше часа в ванне, Кэт подумала о том, что сильнейшее нервное напряжение минувших дней, кажется, понемногу покидает ее.

Неужели я дома? — словно не веря собственным ощущениям, подумала Кэт. Какое блаженство…

Потом в ее мозгу промелькнула мысль, что неплохо бы позвонить Стиву. Ведь тот не знает, что она уже в Лондоне.

Стив Уокер, инженер-электронщик, был сотрудником фирмы, специализировавшейся на обслуживании медицинского оборудования. В больнице, где работала Кэт, он появился, когда забарахлил аппарат, на котором пациентам проводили томографию мозга.

Сначала Кэт услышала, как медсестры шушукаются о каком-то Стиве, который, судя по всему, произвел на них большое впечатление. Кэт решила, что речь идет об одном из больных — не раз бывало, что между находящимися на лечении молодыми мужчинами и кем-то из представительниц медицинского персонала вспыхивал роман, как правило мимолетный. Потом выяснилось, что Стив не относится к числу пациентов.

Познакомилась с ним Кэт в небольшой очереди в процедурный кабинет, образованной сотрудниками клиники, которым предстояло пройти ежегодную вакцинацию от гриппа — процедуру, которой подвергался весь медперсонал, включая даже и тех, кто непосредственно с пациентами не общался.

Стив произвел на Кэт весьма благоприятное впечатление. Высокий, широкоплечий, с коротко стриженными темными волосами и внимательным взглядом серых глаз, он был немногословен, но все сказанное им имело вес. К тому же Стив обладал тонким чувством юмора.

Вероятно, Кэт приглянулась ему, потому что в тот же день он поинтересовался, занята ли она в ближайший уик-энд, и, получив отрицательный ответ, пригласил ее на ужин. Почему бы и нет, подумала Кэт, в очередной раз окинув взглядом стройную фигуру нового знакомого. Потом согласно кивнула.

В субботу они отправились в ресторан, где довольно приятно провели время. Потом Стив отвез Кэт домой, и она пригласила его к себе на чашку кофе. Они беседовали обо всякой всячине, Стив рассказывал о своих братьях, о коллекции спичечных коробков, которую начал собирать, еще будучи учеником начальной школы.

— Однажды я чуть не лишился ее, после того как моего отца вызвала в школу учительница английского языка, урок которой я накануне прогулял вместе с двумя приятелями. А все потому, что один из них рассказал о якобы находившейся у них дома необычной спичечной коробке, которую привез из заморского плавания его отец, моряк торгового флота. Разумеется, мне захотелось взглянуть на диковинку. А дождаться конца занятий мы не смогли. — Стив усмехнулся. — Ну и рассердился отец, узнав, что его вызывают в школу! Встретившись же с учительницей, он вообще вернулся домой мрачнее тучи и потребовал у меня отчета не только о прогуле, но также о других проделках, которые как на грех случались именно на уроках английского языка по той причине, что я не очень жаловал сей предмет. В тот вечер разгневанный отец едва не уничтожил мою коллекцию. Я едва упросил его пощадить коробки. Взамен пришлось много чего пообещать, зато коллекция осталась цела.


Статьи по теме