Квирикадзе Ираклий Михайлович книги

Квирикадзе Ираклий Михайлович книги.rar
Закачек 3282
Средняя скорость 8989 Kb/s

Ираклий Квирикадзе, культовая фигура российского кинематографа, автор сценариев к фильмам “Кувшин”, “Пловец”, “Лунный папа”, “1001 рецепт влюбленного кулинара”, “Лето, или 27 потерянных поцелуев”, преподаватель Высших курсов сценаристов и режиссеров, постоянный автор журнала “Story”. В последние годы живет в Москве, работает в США, Франции, Германии, Грузии и России.

В книге “Мальчик, идущий за дикой уткой” в поэтичной и одновременно эксцентричной манере, столь близкой его искусству, он рассказывает о своей жизни и о кино: старый Тбилиси, Москва, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Мальта; Сергей Параджанов, Федерико Феллини, Милош Форман, Пьер Ришар, Никита Михалков, Георгий Данелия, Рустам Хамдамов…

Ираклий Квирикадзе поставил на «Грузия-фильме» философские сюрреалистические притчи «Кувшин», «Городок Анара», «Пловец», которые принесли ему международную известность. Сегодня кинорежиссер, сценарист, заслуженный деятель искусств, лауреат международных премий, номинант на «Оскар» Ираклий Квирикадзе работает в США, Франции, Германии, Грузии и России и пишет сценарии для европейских кинокомпаний.

Его проза, сочная, лукавая и чувственная, это всегда захватывающая история. Его герои попадают в трагикомические ситуации, но, несмотря на драматизм происходящего, стараются быть оптимистами и любят жизнь. Жители провинциальных южных городов – фантазеры, авантюристы, выдумщики, – веселятся, страдают, в них вонзаются стрелы любви, иногда летят кухонные ножи. Их жизнь – это длинный плутовской роман, где человеческие страсти главные проводники по дороге бытия…

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Мальчик с матерью ночью отправляются на поиски не пришедшего вечером домой брата. Какие опасности таит в себе овраг за городом?

Рассказ написан в 1943 г., отредактирован в 1947 г. и полностью переписан при включении в роман «Вино из одуванчиков» (в частности, повествование переведено из второго лица в третье).

  • Эта уникальная книга переносит читателей в 40—70-е годы прошлого века и рассказывает о незаурядной женщине баронессе Юлии Петровне Вревской, чья судьба тесно связана с жизнью многих известных людей. Юлия Вревская добровольно принимала участие в качестве сестры милосердия в русско-турецкой войне на Балканах и умерла в тридцать семь лет в тифозном бараке.

    Роман иллюстрирован прекрасными рисунками Юрия Иванова. Портреты писателей, поэтов, общественных деятелей, письма (Юлия Вревская длительное время переписывалась с И. С. Тургеневым) позволяют наглядно представить эпоху и её героев.

  • Ивритский писатель Цви-Герш (Григорий Израилевич) Прейгерзон (1900–1969) известен в России как крупный специалист по обогащению угля, большую часть жизни проработавший в Московском горном институте.

    Любовь к ивриту писатель пронес через всю свою жизнь, тайно занимаясь литературным творчеством на родном языке, — ведь иврит в Советском Союзе был язык запрещенный. В 1949 году он был арестован и много лет провел в сталинских лагерях.

    Основной темой его произведений была жизнь евреев в Советской России. Книги Цви Прейгерзона смогли увидеть свет только в Израиле, спустя 30–40 лет после их создания. Они заняли достойное место в ивритской литературе.

    Настоящее издание является первой книгой рассказов писателя в переводе с иврита на русский язык.

  • Джей Макинерни (Jay McInerney) — молодой американский журналист и писатель; родился в Хартфорде, штат Коннектикут; жил в Лондоне, Ванкувере, Токио, Нью-Йорке. Окончил Уильямс-колледж. Его работы публиковались во многих американских изданиях. Автор романов «Рэнсом» («Ransom», 1985), «История моей жизни» («Story of my Life», 1988).

    «Яркие огни, большой город» — его первый роман — опубликован в США в 1984 году («Bright Lights, Big City». New York, Random House, 1984).

  • «Антология самиздата» открывает перед читателями ту часть нашего прошлого, которая никогда не была достоянием официальной истории. Тем не менее, в среде неофициальной культуры, порождением которой был Самиздат, выкристаллизовались идеи, оказавшие колоссальное влияние на ход истории, прежде всего, советской и постсоветской. Молодому поколению почти не известно происхождение современных идеологий и современной политической системы России. «Антология самиздата» позволяет в значительной мере заполнить этот пробел.

    В «Антологии» собраны наиболее представительные произведения, ходившие в Самиздате в 50 — 80-е годы, повлиявшие на умонастроения советской интеллигенции. В сборнике представлен широкий жанровый и идеологический спектр, наилучшим образом показывающий разноплановость неподцензурной культуры. Кроме того, «Антология» дает представление о возникновении независимых общественных движений в СССР.

    125009, Россия, Москва, Газетный пер., дом 5, офис 506, ИГПИ

    Скачать книгу в формате: fb2 epub rtf mobi txt

    Читать книгу на сайте: Читать онлайн

    Ираклий Квирикадзе поставил на «Грузия-фильме» философские сюрреалистические притчи «Кувшин», «Городок Анара», «Пловец», которые принесли ему международную известность. Сегодня кинорежиссер, сценарист, заслуженный деятель искусств, лауреат международных премий, номинант на «Оскар» Ираклий Квирикадзе работает в США, Франции, Германии, Грузии и России и пишет сценарии для европейских кинокомпаний.

    Его проза, сочная, лукавая и чувственная, это всегда захватывающая история. Его герои попадают в трагикомические ситуации, но, несмотря на драматизм происходящего, стараются быть оптимистами и любят жизнь. Жители провинциальных южных городов – фантазеры, авантюристы, выдумщики, – веселятся, страдают, в них вонзаются стрелы любви, иногда летят кухонные ножи. Их жизнь – это длинный плутовской роман, где человеческие страсти главные проводники по дороге бытия…

    Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга «Пловец (сборник)» Квирикадзе Ираклий Михайлович окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. Юмор подан не в случайных мелочах и не всегда на поверхности, а вызван внутренним эфирным ощущением и подчинен всему строю. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Центром произведения является личность героя, а главными элементами — события и обстоятельства его существования. Не смотря на изумительную и своеобразную композицию, развязка потрясающе проста и гениальна, с проблесками исключительной поэтической силы. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются. «Пловец (сборник)» Квирикадзе Ираклий Михайлович читать бесплатно онлайн необычно, так как произведение порой невероятно, но в то же время, весьма интересно и захватывающее.

    Не знаю, почему, стиль этот напоминает мне Сто лет одиночества Габриэля Гарсиа Маркеса. Но там всё про далекую чужую страну, а у Квирикадзе все такое «своё», близкое, понятное. Необычный юмор, необычный натурализм, какое-то выхватывание картинок, погружающих тебя в атмосферу происходящего; вызывающих совершенно понятные, часто знакомые чувства. Очень нравится!

    Annotation

    Ираклий Квирикадзе поставил на «Грузия-фильме» философские сюрреалистические притчи «Кувшин», «Городок Анара», «Пловец», которые принесли ему международную известность. Сегодня кинорежиссер, сценарист, заслуженный деятель искусств, лауреат международных премий, номинант на «Оскар» Ираклий Квирикадзе работает в США, Франции, Германии, Грузии и России и пишет сценарии для европейских кинокомпаний.

    Его проза, сочная, лукавая и чувственная, это всегда захватывающая история. Его герои попадают в трагикомические ситуации, но, несмотря на драматизм происходящего, стараются быть оптимистами и любят жизнь. Жители провинциальных южных городов – фантазеры, авантюристы, выдумщики, – веселятся, страдают, в них вонзаются стрелы любви, иногда летят кухонные ножи. Их жизнь – это длинный плутовской роман, где человеческие страсти главные проводники по дороге бытия…

    Ираклий Михайлович Квирикадзе

    Подвиг моего дедушки

    А теперь о подвигах отца!

    Шлюха американского капитана

    Ираклий Михайлович Квирикадзе

    Пловец (сборник)

    Пловец

    Фотография моего деда, увеличенная до огромных размеров, почти в натуральный рост, висит на самом почетном месте моей комнаты. Она в черной раме под стеклом.

    Дед атлетически сложен, природа одарила его необычайной физической силой.

    Бочкообразная грудная клетка своим объемом смотрится как нереальная. Он голый, в полосатых трусах, какие носили в начале века. На глазах у него кожаная полумаска с очками.

    Вы будете удивлены, если я скажу вам, что тело его обмазано китовым жиром, поэтому оно так блестит в лучах восходящего солнца.

    Патриарх семейства удивляет всех своим необычным видом.

    В грузинских домах, уважающих своих предков, портреты дедушек висят на стенах. Одетые в черкески, грудь увешена орденами и медалями участников турецких, японских и других военных кампаний, дедушки сидят в креслах, сложив руки на сытые животы коммерсантов, или одетые во фраки оперных певцов, некоторые просто в крестьянских холщовых рубахах, а многие в кожаных куртках, шинелях бойцов Второй Красной армии, с саблями, винтовками, красными бантами. Разные дома. Разные дедушки.

    Мой дедушка, Дурмишхан Думбадзе, был непревзойденным пловцом своего времени.

    Подвиг моего дедушки

    Дедушка служил в батумском порту водолазом. Корабли, прибывавшие со всех концов света, заливались нефтью. Заросшие ракушками и водорослями днища кораблей очищал Дурмишхан Думбадзе. Он выигрывал множество споров на время пребывания под водой без всяких водолазных приспособлений.

    Английский боцман – чемпион британского торгового флота – однажды нырнул и три минуты находился под водой. Это был его личный рекорд. Вынырнув, он огляделся, но не увидел Дурмишхана. Прождав минуту, он крикнул своим коллегам, глядевшим на состязание с палубы: «Грузин утонул!»

    Прошли еще долгие две минуты, и наконец над водой появилось красное от натуги лицо моего дедушки. Это был один из каждодневных подвигов Дурмишхана. Великий подвиг ждал его впереди.

    В 1911 году дедушка прочел в батумской газете о традиционных проплывах через тридцатидвухкилометровый пролив Ла-Манш. Переплыть Ла-Манш стремились многие. Пловец Оскар Кавиль пытался два раза, но не смог. Пловец Хомс терпел неудачу четыре раза. Питер Галбейн вынужден был отказаться от своей затеи после семи безрезультатных попыток, хотя он несколько раз приближался к берегам Франции почти на 2 мили. Особенно упорным был Джоб Вольф, двадцать два раза безуспешно пытавшийся переплыть Ла-Манш. Впервые Ла-Манш переплыл Матью Вэбб в 1875 году. И лишь в 1911 году второй раз Томас Бургес. Газеты писали с восторгом: «Бургес повторил рекорд Вэбба. Пловцы Англии доказали всему миру свое несравненное превосходство в заплывах на дальние расстояния».

    Дедушка решил проплыть от Батуми до Поти. Расстояние шестьдесят км. Ла-Манш плюс еще Ла-Манш. На волнорезе батумского порта дедушка смазал себя китовым жиром, который должен был предохранить тело от охлаждения и от разъедания солью. Он знал, что ему плыть весь день и всю ночь, и накладывал жир толстым слоем на руки, на грудь и на колени – особо уязвимые, они начинали мерзнуть первыми во время долгого плавания. Дедушка знал об этом, так как уже делал несколько подобных заплывов до Махинджаури.

    На берегу собралось почти все население Батуми, внимательно следя за дедушкиными манипуляциями. Дурмишхан Думбадзе надел кожаную полумаску (в этот момент его сфотографировали), поднял руку, сделал прощальный жест своему родному городу и прыгнул в Черное море. Он плыл до Зеленого Мыса при солнечной погоде и спокойном море. Подул ветер, поднялись волны. Они мешали плыть. Дедушка с трудом продвигался вперед. Он плыл в полном одиночестве. Громадные волны то поднимали его на высокие гребни, то швыряли вниз. Бушующая стихия не сломила волю дедушки. Он мощно разрезал грудью встречные волны, батумцы недаром звали его «дельфином». В маске, в больших очках, он был похож на чудовищную рыбу, заплывшую в Черное море из далеких экваториальных вод.

    Наступила ночь, утихло море, взошла луна, а пловец все плыл и плыл. Когда я думаю о той ночи, мне трудно представить, о чем он думал, плывя один по серебристой лунной дорожке. В успех его заплыва никто не верил, над ним смеялись, считали его сумасшедшим.

    Три месяца готовился он, но старт откладывался со дня на день. У него не было средств, чтобы оплатить баркас для сопровождения. Английских пловцов поили в пути коньяком, горячим шоколадом для поддержания сил, их увеселяла музыка оркестров. Красивые женщины посылали воздушные поцелуи с палуб катеров и пароходов, сопровождающих пловцов. А Дурмишхан не смог добиться бесплатного горючего для одного баркаса.

    Как он не сбился с пути в ту ночь? Может, он читал путь по звездам? Рассвело. Он плыл весь день. И только к вечеру следующего дня Дурмишхан увидел впереди себя далекие огни. Это был Поти. Дурмишхан плыл теперь прямо на огни.

    Около военных казарм на берегу горел костер. С трудом держась на ногах от усталости, дедушка вышел на берег и подошел к костру. Появление из воды голого человека вызвало удивление солдат. Дедушка подошел и стал греть у огня озябшие руки.

    – Откуда ты? И кто ты? – спросили его.

    – Я из Батуми. По морю плыл!

    Дедушку мучила жажда. Он попросил воды. Ему налили вино. Накинули на плечи шинель. Потом повели в казарменную баню. Он смыл с себя китовый жир. Уложили спать. Утром он попросил у офицеров выдать ему «бумагу» о том, что он доплыл до Поти. Офицеры, которые лучше солдат разбирались в географии, не могли поверить, что человек этот приплыл из Батуми. Время было мирное, шпионов ждать было неоткуда, его отпустили подобру-поздорову без «бумаги» и голого.

    В белье какого-то доброго солдата Дурмишхан на попутной подводе отправился назад в Батуми. Хозяин подводы был армянином, он вез на продажу мед. Обессиленный дедушка ел мед, силы его прибавлялись. Армянин обладал красивым голосом, он пел грузинские песни, дедушка подпевал. Они пьянели от вина «Изабелла», плетеная бутыль опустошалась.

    Лил дождь. Дорога тянулась вдоль моря. Дурмишхан смотрел на свинцовые волны и счастливо улыбался. Ведь он установил беспримерный рекорд дальнего заплыва. Он проплыл два Ла-Манша.

    Подвода провалилась в яму, но никто не слезал с нее. Пьяный армянин и пьяный гигант-водолаз, в кальсонах и солдатской нательной рубахе, горланили песни и были счастливы, как дети. Потом они уснули. Проснулись ночью. Стуча зубами от холода, они вытащили из ямы подводу. Утром были в Батуми.

    В свой родной город Дурмишхан въехал, скрываясь от посторонних глаз. Пушки не салютовали победителю. Это не был въезд триумфатора. С балкона не произносили торжественных речей, на голову не возложили лавровый венок.

    «Ты доплыл до Чаквы, а потом вышел на берег! – сказали в городской управе. – Когда ты исчез, мы навели справки, на побережье люди видели, как ты вышел у Чаквы. И ради бога, не разубеждай нас в этом, не говори, что ты доплыл до Поти, мы все равно в это не поверим».

    Перед дедушкой выросла огромная ледяная гора неверия, растопить которую ему оказалось не под силу.

    Не помогло и свидетельство армянина – торговца медом. «С таким же успехом ты мог поехать из Чаквы в Сухуми и там сесть на подводу».

    У нас в доме висит картина, нарисованная дедушкой. К сожалению, его увлечение живописью было «одноразовым». Талант художника – как вспышка молнии: пришел и исчез. На картине изображено бушующее море. Среди волн – маленькая фигурка пловца. На высокой горе сидит большой человек с белой бородой. Он держит в руках подзорную трубу и смотрит на пловца. В углу картины надпись: «Видит Бог…»

    Дедушка мог бы быть хорошим художником-примитивистом, но, увы, после этой картины он не прикасался к кисти.

    Если бы я рисовал картину, будучи дедушкой – переполненный его обидой, горечью, протестом, – я нарисовал бы на берегу моря людей. На глазах у них были бы черные повязки, но дедушка не нарисовал людей, он был более великодушен, чем я.

    Но вот что интересно. Он ушел из порта. Перестал работать водолазом. Поселился на Зеленом Мысу с моей бабушкой, с моим отцом и братом отца.

    Я раскрою вам семейную тайну. Дедушка часто уходил к морю. Нырял под воду и целыми днями находился под водой.

    Однажды недалеко от берега он обнаружил затонувшую во времена Гомера греческую лодку, полную амфор. Дедушка никому не сообщил о своей находке. .


    Статьи по теме