Отрывок из Журнала Маши

Отрывок из Журнала Маши.rar
Закачек 3129
Средняя скорость 7520 Kb/s

Владимир Федорович Одоевский

Отрывки из журнала Маши

8 января 18.. года.

Сегодня мне исполнилось десять лет… Маменька хочет, чтобы я с сего же дня начала писать то, что она называет журналом, то есть она хочет, чтоб я записывала каждый день всё, что со мною случится… Признаюсь, я этому очень рада. Это значит… что я уже большая девушка. Сверх того, как весело будет через несколько времени прочитать свой журнал, вспомнить все игры, всех приятельниц, всех знакомых… Однако ж, должно признаться, это и довольно трудно. До сих пор я брала перо в руки только затем, чтоб или списать пропись, или написать маленькое письмецо к бабушке… Да, это совсем нелегко! Однако ж увидим… Ну, что ж я делала сегодня? Проснувшись, я нашла на столике, подле кровати, маменькины подарки. Маменька подарила мне прекрасную книжку в сафьяновом переплёте для моего журнала; папенька подарил мне очень хорошенькую чернильницу с колокольчиком. Как я этому рада! Я всё это положу на мой столик – и мой столик будет точь-в-точь как папенькин… Как я этому рада!

Я обедала… Маменька послала меня почивать.

Сегодня я показывала маменьке мой вчерашний журнал. Маменька была им недовольна. «Зачем, – спросила она, – я не вижу в твоём журнале ни слова о том, что ты делала утром и после обеда?» Я не знала, что отвечать на это, да и мудрёно было бы отвечать… потому что я вчера вела себя очень дурно: и журнал, который мне маменька велела вести, и чернильница, которую папенька мне подарил, всё это как-то перемешало у меня мысли в голове, и когда поутру пришёл ко мне братец Вася звать меня с собою играть, я показала ему мою сафьянную книжку и отвечала, что я уже не могу с ним больше играть, что я уже большая. Братец рассердился, расплакался, схватил мою книжку и бросил её под стол. Это меня также рассердило; я поворотила его к дверям и толкнула, несмотря на нянюшку. Вася споткнулся, упал и ушибся, и когда няня стала мне выговаривать, то я, вместо того чтоб бежать к Васе и утешать его, сказала в сердцах, что он стоит того. В это время пришла маменька, но я так же и её слов, как нянюшкиных, не послушалась, за что маменька приказала мне не выходить из моей комнаты… Только уже к вечеру я помирилась с Васей. – Всего этого у меня духу недостало записать вчера в журнал, и я сегодня спрашивала у маменьки: неужели я в нём должна записывать даже всё то, что я сделаю дурного в продолжение дня? «Без сомнения, – отвечала маменька, – без того какая же польза будет в твоём журнале? Он пишется для того, чтобы в нём находилось всё, что человек делает в продолжение дня, чтобы потом, прочитывая записанное, он не забывал о своих дурных поступках и старался бы исправиться. Это называется, – прибавила маменька, – отдавать себе отчёт в своей жизни».

О, признаюсь, что это очень трудно. До сих пор, бывало, покапризничаешь, потом попросишь у маменьки прощения – и всё забыто; на другой день и не думаешь… А теперь, что ни сделаешь дурного – ничего не забудется: маменька простит, а мой журнал всё говорить будет и завтра, и послезавтра, и чрез неделю. А как бывает стыдно, когда и на другой день вспомнишь о своей вчерашней шалости! Вот как сегодня: мне так было стыдно описывать вчерашнее моё упрямство.

Что же делать, чтоб не было стыдно, чтобы журнал не рассказывал, как я шалила, как я капризничала. Вижу ясно одно средство… не шалить, не капризничать и слушаться маменьки… Однако же это очень нелегко.

Сегодня все учителя были мною очень довольны. После обеда я весь вечер играла с Васей в такую игру, которую я совсем не люблю: в солдаты. Маменька меня за то очень похвалила, а Вася бросился ко мне на шею и расцеловал меня. От этого мне стало так весело…

Сегодня у нас была гостья – прекрасная дама! На ней была прелестная шляпка с перьями, я непременно такую же сделаю для моей куклы. После обеда я пришла в гостиную. Папенька и маменька разговаривали с дамой. Многого из их слов я не понимала; одно только я заметила: эта дама очень удивлялась, отчего у нас в доме так мало слуг, а между тем всё в таком порядке. «Вы, верно, – сказала она маменьке, – очень счастливы в выборе людей». – «Нет, – отвечала маменька, – но я сама занимаюсь хозяйством». – «Как это можно? – возразила дама, – я так этого никак не могу сделать». – «Кто же у вас смотрит за домом?» – спросил папенька. «Мой муж», – отвечала дама. – «Ну, теперь не удивительно, – возразил папенька, – что у вас слуг вдвое больше нашего, а между тем всё не делается в доме, как бы надобно. Муж ваш занят службою, целое утро он не бывает дома, возвращается и работает целый вечер, когда же ему заниматься хозяйством? И потому у вас им не занимается никто». – «Это почти правда, – отвечала дама, – но что же делать? Как этому помочь?» – «Смею думать, – сказал папенька, – что заниматься хозяйством – дело женщины; её дело входить во все подробности, сводить счёты, надсматривать за порядком». – «Для меня это невозможно, – отвечала дама, – я не так была воспитана: я до самого моего замужества не имела понятия о том, что называется хозяйством, только и умела, что играть в куклы, одевать себя и танцевать. Теперь я бы и хотела подумать о хозяйстве, да не знаю, как приняться. Какое я ни дам приказание – выйдет вздор, и я в отчаянии уже решилась предоставить всё мужу или, лучше сказать, никому». Тут папенька долго ей говорил, что ей должно делать, чтобы выучиться тому, чему её в детстве не учили, но я многого не могла понять из его слов. Они ещё разговаривали, когда к ней прискакал человек из дому и сказал, что её маленький дитятя после кушанья очень занемог. Дама вскрикнула, испугалась и сама так вдруг сделалась больна, что маменька не решилась отпустить её одну, а поехала к ней с нею вместе.

Маменька вчера возвратилась очень поздно и рассказывала, что дитятя занемог от какой-то нелуженой кастрюльки, доктора думают, что он не доживёт до утра. Маменька никак не могла удержаться от слёз, рассказывая, как страдал бедный мальчик, – и я заплакала. Я никак не могла понять, каким образом дитя могло занемочь от нелуженой кастрюльки; но когда папенька сказал: «Вот что может произойти, когда мать семейства сама не занимается хозяйством!» – «Как? – спросила я, – неужели дитя умирает от того, что его маменька не занимается хозяйством?» – «Да, моя милая, – отвечал папенька, – если б его маменьку с детских лет приучали заниматься домом больше, нежели танцами, тогда бы с нею не было такого несчастия». – «Ах, Боже мой! – вскричала я, бросившись к маменьке на шею, – научите меня хозяйству!» – «Изволь, моя милая, – отвечала маменька, – но только этого вдруг сделать нельзя; надобно, чтоб ты привыкла помаленьку, да достанет ли у тебя и терпения?» – «О, уверяю вас, что достанет!» – «Хорошо, – сказала маменька, – мы сделаем опыт. Ты видела в комоде, что в твоей комнате, своё бельё?» – «Видела, маменька». – «Заметила ли ты, что когда прачка Авдотья приносит бельё к твоей нянюшке, то нянюшка принимает его по счёту?» – «Заметила, маменька». – «Теперь, вместо нянюшки, ты будешь принимать бельё от Авдотьи». – «Но как же, маменька, я упомню, сколько какого белья? Я заметила, что и нянюшка часто ошибается и спорит с Авдотьей». – «Я не удивлюсь этому, – сказала маменька, – потому что твоя нянюшка не знает грамоте, для тебя же большою помощью будет то, что ты умеешь читать и писать. Ты запиши на бумажке всё своё бельё и отметь, сколько, какого. Когда Авдотья будет тебе приносить его, то ты, смотря на бумажку, поверяй, всё ли то принесла Авдотья, что ты ей выдала». – «Ах, маменька, это очень легко! Как хорошо, что я умею читать и писать!» – «Вот видишь ли, моя милая, – заметила маменька, – помнишь, как ты скучала, когда заставляли тебя читать книжку или списывать прописи, ты мне тогда не хотела верить, как это необходимо». – «О, маменька! – вскричала я, – теперь во всём буду вам верить, но скажите мне, разве и бельё принадлежит к хозяйству?» – «Да, моя милая, это составляет часть хозяйства, прочее ты узнаешь со временем, теперь заметь, один раз навсегда, что без порядка не может быть и хозяйства, а порядок должен быть и в белье, и в содержании прислуги, и в покупках, и в собственном своём платье, словом, во всём, и ежели не наблюдать порядка в одной какой-либо вещи, то слуги не будут его наблюдать и в другой, и оттого всё в доме пойдёт навыворот, от этого-то и происходят такие несчастия, какое случилось с дитятею этой дамы».

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Отрывки из журнала Маши»

Описание и краткое содержание «Отрывки из журнала Маши» читать бесплатно онлайн.

Владимир Федорович Одоевский

Отрывки из журнала Маши

8 января 18.. года.

Сегодня мне исполнилось десять лет… Маменька хочет, чтобы я с сего же дня начала писать то, что она называет журналом, то есть она хочет, чтоб я записывала каждый день всё, что со мною случится… Признаюсь, я этому очень рада. Это значит… что я уже большая девушка. Сверх того, как весело будет через несколько времени прочитать свой журнал, вспомнить все игры, всех приятельниц, всех знакомых… Однако ж, должно признаться, это и довольно трудно. До сих пор я брала перо в руки только затем, чтоб или списать пропись, или написать маленькое письмецо к бабушке… Да, это совсем нелегко! Однако ж увидим… Ну, что ж я делала сегодня? Проснувшись, я нашла на столике, подле кровати, маменькины подарки. Маменька подарила мне прекрасную книжку в сафьяновом переплёте для моего журнала; папенька подарил мне очень хорошенькую чернильницу с колокольчиком. Как я этому рада! Я всё это положу на мой столик – и мой столик будет точь-в-точь как папенькин… Как я этому рада!

Я обедала… Маменька послала меня почивать.

9 января.

Сегодня я показывала маменьке мой вчерашний журнал. Маменька была им недовольна. «Зачем, – спросила она, – я не вижу в твоём журнале ни слова о том, что ты делала утром и после обеда?» Я не знала, что отвечать на это, да и мудрёно было бы отвечать… потому что я вчера вела себя очень дурно: и журнал, который мне маменька велела вести, и чернильница, которую папенька мне подарил, всё это как-то перемешало у меня мысли в голове, и когда поутру пришёл ко мне братец Вася звать меня с собою играть, я показала ему мою сафьянную книжку и отвечала, что я уже не могу с ним больше играть, что я уже большая. Братец рассердился, расплакался, схватил мою книжку и бросил её под стол. Это меня также рассердило; я поворотила его к дверям и толкнула, несмотря на нянюшку. Вася споткнулся, упал и ушибся, и когда няня стала мне выговаривать, то я, вместо того чтоб бежать к Васе и утешать его, сказала в сердцах, что он стоит того. В это время пришла маменька, но я так же и её слов, как нянюшкиных, не послушалась, за что маменька приказала мне не выходить из моей комнаты… Только уже к вечеру я помирилась с Васей. – Всего этого у меня духу недостало записать вчера в журнал, и я сегодня спрашивала у маменьки: неужели я в нём должна записывать даже всё то, что я сделаю дурного в продолжение дня? «Без сомнения, – отвечала маменька, – без того какая же польза будет в твоём журнале? Он пишется для того, чтобы в нём находилось всё, что человек делает в продолжение дня, чтобы потом, прочитывая записанное, он не забывал о своих дурных поступках и старался бы исправиться. Это называется, – прибавила маменька, – отдавать себе отчёт в своей жизни».

О, признаюсь, что это очень трудно. До сих пор, бывало, покапризничаешь, потом попросишь у маменьки прощения – и всё забыто; на другой день и не думаешь… А теперь, что ни сделаешь дурного – ничего не забудется: маменька простит, а мой журнал всё говорить будет и завтра, и послезавтра, и чрез неделю. А как бывает стыдно, когда и на другой день вспомнишь о своей вчерашней шалости! Вот как сегодня: мне так было стыдно описывать вчерашнее моё упрямство.

Что же делать, чтоб не было стыдно, чтобы журнал не рассказывал, как я шалила, как я капризничала. Вижу ясно одно средство… не шалить, не капризничать и слушаться маменьки… Однако же это очень нелегко.

Сегодня все учителя были мною очень довольны. После обеда я весь вечер играла с Васей в такую игру, которую я совсем не люблю: в солдаты. Маменька меня за то очень похвалила, а Вася бросился ко мне на шею и расцеловал меня. От этого мне стало так весело…

10 января.

Сегодня у нас была гостья – прекрасная дама! На ней была прелестная шляпка с перьями, я непременно такую же сделаю для моей куклы. После обеда я пришла в гостиную. Папенька и маменька разговаривали с дамой. Многого из их слов я не понимала; одно только я заметила: эта дама очень удивлялась, отчего у нас в доме так мало слуг, а между тем всё в таком порядке. «Вы, верно, – сказала она маменьке, – очень счастливы в выборе людей». – «Нет, – отвечала маменька, – но я сама занимаюсь хозяйством». – «Как это можно? – возразила дама, – я так этого никак не могу сделать». – «Кто же у вас смотрит за домом?» – спросил папенька. «Мой муж», – отвечала дама. – «Ну, теперь не удивительно, – возразил папенька, – что у вас слуг вдвое больше нашего, а между тем всё не делается в доме, как бы надобно. Муж ваш занят службою, целое утро он не бывает дома, возвращается и работает целый вечер, когда же ему заниматься хозяйством? И потому у вас им не занимается никто». – «Это почти правда, – отвечала дама, – но что же делать? Как этому помочь?» – «Смею думать, – сказал папенька, – что заниматься хозяйством – дело женщины; её дело входить во все подробности, сводить счёты, надсматривать за порядком». – «Для меня это невозможно, – отвечала дама, – я не так была воспитана: я до самого моего замужества не имела понятия о том, что называется хозяйством, только и умела, что играть в куклы, одевать себя и танцевать. Теперь я бы и хотела подумать о хозяйстве, да не знаю, как приняться. Какое я ни дам приказание – выйдет вздор, и я в отчаянии уже решилась предоставить всё мужу или, лучше сказать, никому». Тут папенька долго ей говорил, что ей должно делать, чтобы выучиться тому, чему её в детстве не учили, но я многого не могла понять из его слов. Они ещё разговаривали, когда к ней прискакал человек из дому и сказал, что её маленький дитятя после кушанья очень занемог. Дама вскрикнула, испугалась и сама так вдруг сделалась больна, что маменька не решилась отпустить её одну, а поехала к ней с нею вместе.

11 января.

Маменька вчера возвратилась очень поздно и рассказывала, что дитятя занемог от какой-то нелуженой кастрюльки, доктора думают, что он не доживёт до утра. Маменька никак не могла удержаться от слёз, рассказывая, как страдал бедный мальчик, – и я заплакала. Я никак не могла понять, каким образом дитя могло занемочь от нелуженой кастрюльки; но когда папенька сказал: «Вот что может произойти, когда мать семейства сама не занимается хозяйством!» – «Как? – спросила я, – неужели дитя умирает от того, что его маменька не занимается хозяйством?» – «Да, моя милая, – отвечал папенька, – если б его маменьку с детских лет приучали заниматься домом больше, нежели танцами, тогда бы с нею не было такого несчастия». – «Ах, Боже мой! – вскричала я, бросившись к маменьке на шею, – научите меня хозяйству!» – «Изволь, моя милая, – отвечала маменька, – но только этого вдруг сделать нельзя; надобно, чтоб ты привыкла помаленьку, да достанет ли у тебя и терпения?» – «О, уверяю вас, что достанет!» – «Хорошо, – сказала маменька, – мы сделаем опыт. Ты видела в комоде, что в твоей комнате, своё бельё?» – «Видела, маменька». – «Заметила ли ты, что когда прачка Авдотья приносит бельё к твоей нянюшке, то нянюшка принимает его по счёту?» – «Заметила, маменька». – «Теперь, вместо нянюшки, ты будешь принимать бельё от Авдотьи». – «Но как же, маменька, я упомню, сколько какого белья? Я заметила, что и нянюшка часто ошибается и спорит с Авдотьей». – «Я не удивлюсь этому, – сказала маменька, – потому что твоя нянюшка не знает грамоте, для тебя же большою помощью будет то, что ты умеешь читать и писать. Ты запиши на бумажке всё своё бельё и отметь, сколько, какого. Когда Авдотья будет тебе приносить его, то ты, смотря на бумажку, поверяй, всё ли то принесла Авдотья, что ты ей выдала». – «Ах, маменька, это очень легко! Как хорошо, что я умею читать и писать!» – «Вот видишь ли, моя милая, – заметила маменька, – помнишь, как ты скучала, когда заставляли тебя читать книжку или списывать прописи, ты мне тогда не хотела верить, как это необходимо». – «О, маменька! – вскричала я, – теперь во всём буду вам верить, но скажите мне, разве и бельё принадлежит к хозяйству?» – «Да, моя милая, это составляет часть хозяйства, прочее ты узнаешь со временем, теперь заметь, один раз навсегда, что без порядка не может быть и хозяйства, а порядок должен быть и в белье, и в содержании прислуги, и в покупках, и в собственном своём платье, словом, во всём, и ежели не наблюдать порядка в одной какой-либо вещи, то слуги не будут его наблюдать и в другой, и оттого всё в доме пойдёт навыворот, от этого-то и происходят такие несчастия, какое случилось с дитятею этой дамы».

12 января.

Сегодня пришли нам сказать, что бедный дитятя умер; какое несчастие! Бедная мать, говорят, в отчаянии. Вижу, что надобно слушаться маменькиных слов. – Сегодня я приняла бельё от нянюшки по реестру, составила особую записку чёрному белью и отдала Авдотье: она должна его возвратить чрез четыре дня. Я спрашиваю у маменьки, как узнать, сколько надобно мыла для того, чтобы вымыть бельё. Маменька похвалила меня за этот вопрос и сказала, что на каждый пуд белья надобно фунт мыла. Я велела взвесить бельё, выданное мною Авдотье, и его вышло полпуда; из этого я заключила, что на него пойдёт мыла полфунта.

Краткое содержание: Отрывки из журнала Маши (Одоевский)

Сегодня нам предстоит познакомиться с Одоевским и его работой Отрывки из журнала Маши, а для того, чтобы быстро познакомиться с произведением, предлагаем вам прочитать Отрывки из журнала Маши в кратком содержании.

Одоевский Отрывки из журнала Маши

Отрывки из журнала Маши начинаются тем, что с 8 января Маша по просьбе мамы начала вести свой личный журнал, где она должна была записывать все, что с ней происходило в течение дня. Вот как раз 8 января она получила подарки от родителей. От папы чернильницу, а от мамы сафьяновую книгу для журнала.

Маша показывает журнал своей маме, но та недовольна, ведь Маша сюда много чего не записала. Маша вспомнила, как не слушалась маму, как грубила няне, как поругалась с братом Васей. Маша удивилась, ведь, неужели и плохое нужно записывать в журнал. Мама же ответила, что в журнал пишется все и плохое в том числе, а иначе от дневника не будет толку. Он и нужен для того, что отдавать себе отчет. Маша задумывается о том, как быть, чтобы не писать плохого в дневник, ведь порой, когда вспоминаешь о шалости, становится так стыдно, а тут дневник будет постоянно напоминать. И она делает вывод не шалить и быть послушной, что очень трудно будет для нее. В этот день она весь вечер играла с братом в любимую его игру, хотя Маше она не нравилась. Мама была довольна, а брат за это расцеловал сестру.

Маша пишет о том, что в этот день к родителям наведалась какая-то женщина. Она была прекрасна. Разговор девочка почти не поняла, услышала лишь о том, что речь вели о домашнем хозяйстве и если у Маши хозяйством занималась мама, то в семье у данной гостьи хозяйство вел муж, а так как ему некогда, ведь он еще и работал, то в доме было очень много прислуги. Женщина же призналась, что не научили ее в детстве вести хозяйство, вот и есть, как есть. Тут прибежали слуги и доложили, что ребенок женщины заболел. Гостья отправилась домой, а мама Маши ее сопровождала.

Мама Маши пришла поздно и сообщила, что ребенок может не дожить и до утра. Как она сообщила, причиной недуга была нелуженая кастрюлька. Отец же подметил, что виной всему неумение женщины вести хозяйство и тут Маша испугалась. Она захотела научиться вести хозяйство и о своем желании заявила родителям. Мама же сказала, что учиться нужно постепенно. Для начала мама поручила Маше вести счет своему белью, которое приносят из прачечной. Сначала Маша испугалась, но мама разъяснила, что нужно просто записывать сколько какого белья Маша отдает, а сколько приносят. Маша обрадовалась, что умеет читать, считать и писать и порученное задание ей показалось легким. При этом мама сказала, что важен порядок во всем, даже в таких мелочах, как белье, только тогда будет все хорошо и не приключится подобное несчастье, как с ребенком незнакомки.

Двенадцатого числа сообщили о смерти ребенка и о том, что мать ребенка в отчаянии. Маша же решила для себя, что нужно во что бы-то ни стало, научиться хозяйствованию. Тут к отцу на стол положили какие-то картинки, как потом отец объяснил, что это карты. Также ему пришлось объяснить Маше, что такое вообще карта и что на ней изображается. Маше стало интересно и она захотела узнать в подробностях о других землях. Отец пообещал ей рассказать об истории позже, только Маша должна напомнить ему.

Маше принесли с прачечной белье. Все было правильно, ничего не потерялось. Маша поняла, насколько мама был права. Затем Маша пошла к отцу и напомнила ему о том, что он обещал рассказать об истории. Отец и сказал Маше, что ее журнал, это ее история, ведь история — это то, что уже прошло и о чем написали. Историей семьи было бы собрание всех журналов в единое целое. И так у каждого человека, у каждого города, у каждой страны есть своя история, свои традиции, причем с каждый веком эти традиции, мода может меняться, поэтому и получается, что прадедушка Маши одет в совершенно иные одежды, у них тогда были другие взгляды и об этом расскажет история, но об этом Маша будет узнавать постепенно.

В этот день мама дарит Маше интересный прибор. Она сказала, что он нужен для кухни. Этот прибор познакомит Машу со всем необходимым, что пригодится на кухне. Он расскажет, как какая посуда называется и тому подобное. Маша так увлеклась, что аж расстроилась, когда няня ее позвала одеваться на бал к Воротынским.

На балу Маше пришлось ждать свой танец и она заскучала, однако с ней стала разговаривать Таня, очень интересная девочка, которое много умеет и много знает. С ней Маше было интересно и время пролетело быстро. Потом к Маше подошли другие подружки и стали насмехаться над Таней все потому, что она сама готовит на кухне, в то время как у других это делают повара. Маша не знала, как поступать, но приняла сторону большинства. Однако все круто изменилось, когда госпожа Воротынская позвала девочек для игры. Все задания, которые были заданы, девочки не могли выполнить, и лишь одна Таня могла, причем помогала и другим. После этого на девочку посмотрели по-другому, а Маша вообще обняла Таню и извинилась за свое поведение. Ей было стыдно. Маша просит маму, чтобы она разрешила приехать Тане к ним в гости.

Сегодня папа Маши предложил ей и братьям поиграть в игру, нужно было на карте прочертить путь к Москве. Этот путь они уже проделывали по-настоящему, нужно было только вспомнить, какой город за каким следовал. Дети должны были вставлять пуговки с соответствующим названием городов. С обычной картой дети справились. А вот, когда отец положил так называемую немую карту, где не было надписей, а лишь линии — меридианы, дети стали ошибаться и тут отец сказал, что скоро научит детей ориентироваться по карте даже той, где нет названий городов.

1834 год Второе мая

Маша вошла к маме в комнату и увидела тяжелый мешочек, где находились пятьсот рублей. Маше показалось, что это много, тогда она не понимает, почему мама все время говорит, будто денег нет. Тогда мама на примерах показала и рассказала, что такое деньги и что собой представляет стоимость, ценность. Мама познакомила Машу с такими понятиями, как бедность и богатые, при этом она рассказала, как не умея вести хозяйство и неправильно распоряжаясь деньгами, можно из богатого в один день стать бедным. Также мама рассказала, что людям приходится жить, согласно своего положения в обществе, а это значит, что они не могут носить дешевые одежды и жить в небольшой лачуге. Как ни как, их положение в обществе требует от них определенный затрат, чтобы соответствовать и не быть посмешищем в глазах других.

Для Маши все это было очень сложно, но она хотела научиться вести счет деньгам и в этом ей мама вызвалась помочь. Отныне она будет выделять на Машу деньги, которые она сама должна будет распределять на свои нужды и потребности. Все расходы и приходы она должна будет вносить в книгу, которую вручила ей мама.

Целую неделю Маша ничего не писала в своем журнале, так как хотела «переварить» информацию, а после все изложила на листе и мама сказала, что она верно все поняла. Далее Маша взяла 85 рублей, которые дала мама и написала, что это приход. Мама посоветовала распределить деньги правильно, а для этого заранее нужно подумать, чего не хватает Маше на лето. И какую сумму нужно на это выделить. Как оказалось, нужно докупить два платья, шляпу, ботинки, перчатки. Мама посоветовала не тратить все деньги, ведь бывают непредвиденные обстоятельства, да и нужно делать так, чтобы от выделенной суммы что-то оставалось к следующему месяцу.

Маша в радостном настроении, ведь сегодня она отправляется с мамой по магазинам. И вот они зашли в одну из лавок, где Маша стала рассматривать ткани. Ей захотелось купить дорогие ткани, но мама сказала дочери, что не нужно отступать от того, что было принято ранее и если они заранее запланировали потратить на платья не более тридцати рублей, то так и должно быть. Маша выбирает ткани дешевле, затем они идут покупать перчатки, обувь, шляпу. Когда они вернулись в магазин тканей за своей покупкой, они встретили знакомую мамы Маши, которая без разбору покупала все ткани, рассказывая, что это на вечер, то на просто так и тому подобное. Затем женщина позвала маму Маши к себе домой, чтобы та оценила картину, купленную мужем. Мама Маши нехотя соглашается. Они едут в карете. Маша довольна такой поездке, однако мама Маши говорит, что нужно жить не как хочется, а по своим возможностям. На что женщина сказала, что можно в чем-то другом отказать, но комфорт прежде всего.

Пока женщины ходили смотреть картину, Маша была внизу и увидела маленькую дочку женщины, которая была ужасно одета в старые ткани, была обута в потертые башмаки. Уже по дороге домой Маша спросила маму о девочке, на что та сказала, что из-за своих прихотей, ее подруга никого и ничто не замечает вокруг, а нужно жить по своим возможностям и никого не обделять из семейства. Когда мама с дочкой вновь пришли на рынок, чтобы взять еще и пояски, Маше приглянулся шейный платок, который стоил пять рублей. Маша его захотела, но мама сказала, что это ненужная прихоть. Маша не согласилась с ней, но, когда мама сказала, что на эти деньги можно купить два недорогих платья для дочерей их прислуги, то Маша отказалась от своей затеи и попросила купить ткани для платьев тем двум девочкам. Мама была довольна дочерью. Она ей сказала, что уже скоро Маша будет вместе с ней вести полное хозяйство, сразу, как ей наступит двенадцать. Затем посоветовала сразу в тетрадь внести все расходы и остаток, а также вписать фразу: Тот богат, кто довольствуется тем, что имеет.

Также мама сказала записать еще одно важное высказывание, которое звучит так: Если покупать то, что тебе не нужно, то вскоре будешь продавать то, что необходимо для тебя.
На этом Отрывки из журнала Маши прерываются.

Одоевский Отрывки из журнала Маши главные герои

В произведении Одоевского Отрывки из журнала Маши главным героем, а вернее героиней является Маша, та самая девочка, которая ведет свой журнал, записывая все происходящее. Это хороший, славный, а главное, умный ребенок, который уже в свои годы может рассуждать как взрослый, она ответственна и серьезная.
Кроме Маши в произведении фигурирует ее отец и мама, которые учат Машу правильно жить и вести хозяйство, а эти умения очень пригодятся в будущем.


Статьи по теме