Учебник по Русской Литературе 19 Века

Учебник по Русской Литературе 19 Века.rar
Закачек 1470
Средняя скорость 9202 Kb/s

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»

ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

(1800 – 1830-е годы)

Учебник-хрестоматия для студентов учреждений высшего профессионального образования (бакалавриат)

Печатается по решению редакционно-издательского совета Поволжской государственной социально-гуманитарной академии

доктор филологических наук, зав. кафедрой русской литературы РГПУ им. А.И. Герцена Е.И. Анненкова; доктор филологических наук, профессор Воронежского государственного педагогического университета С.В. Савинков; кафедра русской литературы и фольклора Национального исследовательского Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского (зав. кафедрой проф. Ю.Н. Борисов)

История русской литературы XIX века (1800 – 1830-е годы): учебник-хрестоматия для студентов учреждений высшего профессионального образования (бакалавриат) / Соcтавление, приложения В. Ш. Кривонос. – Самара: ПГСГА, 2013. — 414 с.

Учебник-хрестоматия соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту по направлению подготовки 050100.62 — Педагогическое образование (профили подготовки «Русский язык», «Литература», квалификация выпускника «бакалавр»).

Задача учебника-хрестоматии – приобщить студентов к традиции академического изучения литературного процесса и художественного творчества, сформировать у них представление о путях развития русской литературы первой трети XIX века и о специфике литературного процесса в этот период.

© Авторы, «Наука», 1981,1989

© Составление, приложения, В. Ш. Кривонос, 2013

© Оформление, ПГСГА, 2013

Глава 1. Литературное движение начала века. Карамзин. Жуковский. Батюшков

Глава 2. Литературные объединения и журналы

первой четверти XIX в. (Р. В. Иезуитова)……..

Глава 3. Поэзия 1800—1810-х гг. (Р. В. Иезуитова)…….

Глава 4. Проза 1800—1810-х гг. (Н. Н. Петрунина)…….

Глава 5. И. А. Крылов баснописец (Ю. В. Стенник)…….

Драматургия начала XIX в.

Творчество А. С. Грибоедова.

Комедия «Горе от ума» (С. А. Фомичев)……..

А. С. Пушкин (Ю. М. Лотман)……………………

Поэзия пушкинского круга (В. Э. Вацуро)…….

Проза и драматургия второй половины

1820-х и 1830-х гг. (Ю. В. Манн)……………….

Поэзия 1830-х гг. (В. Э. Вацуро)……………..

Е. А. Баратынский (В. Э. Вацуро)……………

М. Ю. Лермонтов (В. Э. Вацуро)…………….

Н. В. Гоголь (Ю. В. Манн)…………………….

Приложение 1. Задания………………………………….

Приложение 2. Рекомендуемая литература………….

Предлагаемый учебник-хрестоматия адресован сту- дентам-филологам, получающим квалификацию «бакалавр», и призван познакомить их с концептуально изложенными взглядами известных отечественных литературоведов, ведущих специалистов в своей области филологического знания, на развитие русской литературы в

1800 – 1830-е годы.

Задача учебника-хрестоматии, определяющая его специфику и его место в ряду учебников и учебных пособий по истории русской литературы первой трети XIX века, заключается в том, чтобы приобщить студентов к традиции академического изучения литературного процесса и художественного творчества.

Изучая материал данного учебника-хрестоматии и сопоставляя его с материалом других учебников и учебных пособий по предмету, студенты получают возможность выработать четкую систему представлений о путях и истории изучения классического периода русской литературы, ее специфике, осмысленной в историкокультурном контексте, об особенностях литературного процесса, движении жанров и жанровых форм, своеобразии писательских индивидуальностей, проблематике и поэтике литературных произведений.

Источником текста глав служат следующие издания:

История русской литературы: В 4 т. Т. 2. Л.: Нау-

Литературные объединения и журналы первой четверти XIX в. (Р. В. Иезуитова). С. 36-50; Проза 1800— 1810-х гг. (Н. Н. Петрунина). С. 51-79; Поэзия 1800— 1810-х гг. (Р. В. Иезуитова). С. 88-103; И. А. Крылов баснописец (Ю. В. Стенник). С. 189-203; Драматургия начала XIX в. Творчество А. С. Грибоедова. Комедия «Горе от ума» (С. А. Фомичев). С. 204-231; Поэзия пушкинского круга (В. Э. Вацуро). С. 324-342; Поэзия 1830-х гг.

(В. Э. Вацуро). С. 362-379; Е. А. Баратынский (В. Э. Вацуро). С. 380-392.

История всемирной литературы: В 9 т. Т. 6. М.: Наука, 1989.

Литературное движение начала века. Карамзин. Жуковский. Батюшков (В. Э. Вацуро). С. 292-302; А. С. Пушкин (Ю.М. Лотман). С. 321-337; Проза и драматургия второй половины 1820-х и 1830-х годов (Ю. В. Манн). С. 349-356; М. Ю. Лермонтов (В. Э. Вацуро). С. 360-369; Н. В. Гоголь (Ю. В. Манн). С. 369-383.

Приложения (1. Задания; 2. Рекомендуемая литература) составлены В.Ш. Кривоносом и предполагают самостоятельную учебно-исследовательскую работу студентов над предложенными темами и знакомство с основной учебной и научной литературой по курсу, с современными исследовательскими концепциями и научными подходами к истории русской литературы изучаемого периода.

ЛИТЕРАТУРНОЕ ДВИЖЕНИЕ НАЧАЛА ВЕКА. КАРАМЗИН. ЖУКОВСКИЙ. БАТЮШКОВ

Первые два десятилетия являют собою сложную картину борьбы и взаимодействия различных направлений. Уже 90-е годы XVIII в. были временем брожения философских, социальных, литературных идей, мощный стимул которому дали события французской революции. Весь «век разума», его общественные, этические, эстетические воззрения оказываются предметом осмысления и идеологических полемик; русская духовная жизнь 90-х годов XVIII в. становится полем особого интеллектуального, социального, эстетического напряжения.

Деятельность Николая Михайловича Карамзина (1766—1826) была высшим достижением эстетического развития этого периода. В области литературы он дал образцы философской лирики и почти всех прозаических жанров, к которым станут обращаться в ближайшие годы русские литераторы: путешествия в письмах, сентиментальной повести, «готической» новеллы («Остров Борнгольм»), оссианического фрагмента («Лиодор»); наконец, он дал законченные образцы «слога» — «языка сердца», где примат непосредственного чувства над рациональным познанием сказывался в эмоциональной, часто лирической окрашенности, повышении мелодического начала, богатстве, а иногда и изысканности стилистических оттенков.

Творчество Карамзина 90-х годов предстает и как органический синтез социально-философских и эстетических начал. Философский потенциал художественного творчества Карамзина чрезвычайно высок, недаром почти все его повести возникают в плотном окружении характерологических, этико-моралистических, исторических, социологических этюдов, рассуждений, диалогов.

Все это характерно именно для литературы 1790-х годов, когда философия входит в сферу повседневных интересов и не только Вольтер и Руссо, но и Лафатер, и Бонне, и Гердер, и Кант читаются наряду с собственно «изящной словесностью».

Существенно при этом, что ни Карамзин, ни литературный соратник его И. И. Дмитриев отнюдь не порывали с традицией философского и литературного рационализма. Сенсуализм Карамзина не перерос в субъективный идеализм, и «сентиментальность» его прозы имела ощутимые пределы. Стиль «Острова Борнгольма» или «Сьерры-Морены», не говоря уже о повестях начала XIX в., — это уже не стиль «Бедной Лизы»; он строже, лаконичнее и находится уже на пути к прозаическим принципам «Истории государства Российского». Карамзин эволюционировал и в начале XIX в. ставил себе уже совершенно новые литературные задачи. Между тем поколение, выступившее за ним на литературную арену, состояло не из его соратников, а из его последователей, получивших литературное воспитание уже на готовых образцах сентиментального стиля. Это П. И. Шаликов

(1768—1852), В. В. Измайлов (1773—1830), В. Л. Пушкин

(1766—1830), чьи литературные дебюты приходятся на конец 1790-х — начало 1800-х годов и связаны с опытами Карамзина десятилетней давности. «Путешествие в полуденную Россию в письмах, изданных Владимиром Измайловым» (ч. 1—4, 1800—1801), «Путешествие в Малороссию» (1803) и «Другое путешествие в Малороссию» (1804) П. И. Шаликова были образцами сентиментальной «литературы путешествий», лишь отчасти сохранявшими принципы «Писем русского путешественника» Карамзина. В задачу Карамзина входило широко информировать читателя об общественной и культурной жизни Запада, и самый тип автора-путешественника был ориентирован на тип «русского Анахарсиса», жаждущего европейской образованности. Задача «путешествий» Измайлова иная: описывать не столько исторические и

географические реалии, сколько «чувства и идеи», ими навеянные. Это был лирический субъективизм, вырождавшийся, в частности у Шаликова, в приторную чувствительность.

Сентиментальная повесть 1800-х годов еще в большей мере свидетельствовала об упадке жанра. Она не дает ни одного сколько-нибудь яркого имени или произведения; это массовая литература, укладывающаяся в типовые схемы «Бедной Лизы» или «Страданий юного Вертера». В ней происходит постепенное выветривание и социальной, и художественной проблематики исходных образцов; и тот же процесс демонстрирует сентиментальная драма. В поэзии симптомом эпигонства оказывается тематическое и жанровое измельчание: на первый план выдвигаются подражательные басни, мадригалы, полудомашние послания.

Все это вызывает незамедлительную реакцию в кругах противников Карамзина, однако еще ранее — у самих вождей течения. И Карамзин, и И. И. Дмитриев (1760—1837) к началу XIX в. явственно ощущают признаки кризиса сентиментальной литературы. Их переписка, свидетельства современников и собственные критические выступления доносят до нас снисходительноиронические интонации, с которыми они оценивают своих эпигонов. Вступая на новые пути, учителя спешили отделить себя от адептов.

Несколько иной была судьба преромантических тенденций. Преромантизм укрепляет свои позиции в России

с конца 80-х годов XVIII в. В это время начинается переориентация, поворот «от Франции к Англии»: наряду с именами французских законодателей классического литературного вкуса — Вольтера, Буало — выдвигаются имена Томсона, Юнга, Оссиана-Макферсона, связанные

с английской, и притом «готической», не классической, национальной литературной традицией.

Преромантическая эстетика носила двойственный характер, будучи, с одной стороны, продолжением, а с

другой — преодолением сентиментальной. В ее основе лежало понятие «высокого», «величественного», которое в литературной практике реализовалось как «ужасное». Это представление отнюдь не противоречило сентиментальному сенсуализму; понятие «сладкий ужас» или «сладкая меланхолия» входило в эстетическое содержание элегической, в частности «кладбищенской», поэзии, открывавшей широкие возможности тому субъективнолирическому началу, которое культивировали сентименталисты. Уже в «Бедной Лизе» есть подобные элегические мотивы, создающие атмосферу меланхолии, таинственности, скорби об утрате. Вместе с тем одна и та же исходная стилистическая система воспроизводилась поразному и по-разному функционировала в зависимости от конкретной литературной ориентации писателя. Если Шаликов, например, ставил акцент на «сладости меланхолии», которая «настроивает чувства к самым тонким ощущениям» («Кладбище»), то литературные противники Карамзина обращаются к Юнгу, Оссиану, Томсону в поисках «высокого» языка философско-религиозной аллегорической поэзии, — такие возможности также были заложены в самой преромантической эстетике. Юнг был созвучен масонской литературе, с ее эсхатологизмом, космизмом, идеей бренности всего существующего. Эти идеи, в специфически преромантическом выражении, мы находим в поэзии С. С. Боброва (ок. 1763—1810), вероятно самого значительного из так называемых «архаиков», стремившихся соединить принципы державинской, а отчасти и ломоносовской оды с системой преромантической образности. Это соединение явственно ощутимо уже в дидактико-описательной поэме «Таврида» (1798)

— наиболее известном произведении Боброва. «Ночная» и «кладбищенская» поэзия на русской

почве давала, таким образом, разные варианты, в зависимости от усваивавшего их литературного метода. Нечто подобное происходило и с русским оссианизмом. Оссианом увлекались Карамзин и будущий антагонист его

А. С. Шишков; исходный текст мог быть интерпретирован как субъективно-элегический и как исторический. Преромантизм сделал важный шаг по пути к романтическому историзму — реабилитировал национальную старину, уравняв ее в правах с классической древностью. Последствием были существенные сдвиги в эстетическом мышлении: открытие субъекта повествования как носителя исторически определенной системы представлений, не тождественной всеобщему эталону «разумного» и «просвещенного». Отсюда — принципиальная возможность стилизации, воспроизведения как языка прошлых эпох, так и их мышления.

Все эти изменения в литературном сознании создавали предпосылки для восприятия в России преромантического романа, породившего свою особую художественную систему, со специфической повествовательной техникой, проблематикой и характерами. Этот так называемый «готический», или «черный», роман (иногда определяемый как роман «тайн и ужасов») также свидетельствует о формирующемся историзме и эстетическом интересе к средневековью. Возникая на почве просветительского романа, он усваивает просветительское представление о средних веках как о времени варварства, непросвещенности и жестокости нравов, однако, в отличие от просветительства, в самом этом варварстве ищет источник драматического, «ужасного» и эстетически значимого. Эта двойственная и во многом противоречивая концепция лежала в основе романов А. Радклиф, переводы которых в 1800—1810-е годы буквально захлестывают русский книжный рынок; эстетически привлекательной оказывается в них техника «тайны и ужаса», с характерными сюжетными ходами (заключение жертвы в подземелье или башню), топикой (средневековый замок) и непременным кажущимся присутствием сверхъестественного начала, объясняемым в соответствии с законами разума естественными причинами. Почти все эти элементы мы находим уже в «Острове Борнгольме» Ка-

М.: 200 5 ; Ч.1 — 480с., Ч.2 — 528с., Ч.3 — 543с.

Учебник «История русской литературы XIX века» в 3-х частях охватывает период с начала и до конца столетия. В нем помещены обзорные главы, посвященные состоянию общественной мысли и литературной жизни в России в разные исторические периоды, условно подразделяемые на три временных отрезка: 1795-1830-е («От предромантизма к романтизму. Зарождение и формирование реализма»), 1840-1860-е («От романтизма к реализму. Реализм») и 1870-1890-е («Реализм. Отголоски романтизма. Новые литературные веяния») годы. Так как наиболее глубокие изменения в развитии русской литературы были связаны с художественными прорывами, совершенными великими писателями, то творчество этих писателей рассматривается в так называемых «монографических главах», опять-таки условно отнесенных к тому или иному периоду. Общая идея учебника состоит в том, чтобы последовательно проследить путь русской литературы от господства жанрового мышления через мышление стилями при сохранении «памяти жанра» до торжества индивидуально-стилевых систем.

В помощь студентам при усвоении курса «История русской литературы XIX века» в учебнике сообщаются основные понятия, используемые при изучении каждой темы, вопросы, систематизирующие полученные знания, и научно-справочная литература, необходимая для изучения. В конце 3-й части приводятся примерные темы самостоятельных занятий, примерные темы курсовых и дипломных работ, справочные, теоретические и историко-литературные труды, относящие ко всему курсу в целом.

Часть 1 (1795 — 1830гг.)

Часть 2 (1840 — 1860гг.)

Часть 3 (1870 — 1890гг.)

Часть 3 (1870 — 1890гг.)

ЧАСТЬ 1.
Введение
Глава 1 . Литературное движение 1800-1830-х годов
Исторические события
Состояние литературы
Поэзия
Состояние прозы
Драматургия
В.А. Озеров
«Беседа любителей русского слова» и «Арзамас». Полемика о литературном языке
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 2 . В.А. Жуковский 1783–1852
Понятие об элегии и ее разновидностях. «Сельское кладбище»
«Певец во стане русских воинов»
«Море»
Понятие о лирическом герое и поэтике Жуковского
Нравственный пафос поэзии Жуковского. «Теон и Эсхин»
Жанр баллады
Русские баллады. «Людмила»
«Светлана»
Античные баллады
Средневековые («рыцарские») баллады
Творчество последних лет
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 3 . К.Н. Батюшков 1787–1855
Ученический период
Творческий взлет. «Маленькая философия»
Лирика 1809–1811 годов
«Вакханка»
«Мои пенаты»
Лирический герой
Духовный кризис. Крах «Маленькой философии»
Преодоление кризиса. Лирика 1812–1816 годов. Эпическая, или историческая, элегия
«На развалинах замка в Швеции»
«Судьба Одиссея»
«К другу»
«Опыты в стихах и прозе»
Лирика 1817–1821 годов. Антологические стихотворения
«Умирающий Тасс»
«Из греческой антологии»
«Подражания древним»
«Школа гармонической точности»
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 4 . Литературное творчество декабристов
Поэзия декабристов. П.А. Катенин. Ф.Н. Глинка
Поэзия К.Ф. Рылеева
Думы
Жанр думы и понятие о романтическом историзме декабристов
Поэма «Войнаровский»
Поэзия А.И. Одоевского
Художественная проза декабристов
Драматургия декабристов
Декабристская критика
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 5 . И.А. Крылов 1769–1844
Жанр басни в понимании Крылова
Отражение в баснях философских, социальных и нравственных взглядов Крылова
Своеобразие басен и новаторство Крылова
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 6 . А.С. Грибоедов 1795–1829
Творческая история комедии «Горе от ума»
Замысел комедии «Горе от ума» и комедийная традиция
«Горе от ума» и «Мизантроп» Мольера
Конфликт в комедии «Горе от ума». Классицистические правила и их обновление
Чацкий как комическое и трагическое лицо. Пушкин о комедии и о Чацком
Софья, Молчалин, Репетилов и др
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 7 . А.С. Пушкин 1799–1837
Лицейское творчество (1813–1817)
Петербургский период творчества (1817–1820)
Южная ссылка (1820–1824)
Ссылка в Михайловское (1824–1826)
После ссылки, или середина жизни (1826–1830)
Жанр поэмы. «Полтава» (1828)
1830-е годы (1830–1837). Болдинские осени 1830 и 1833 годов
Лирика 1830–1837 годов
Баллада
Сказки
Поэмы
Роман в стихах «Евгений Онегин» (9 мая 1823 – 25 сентября 1830)
Драматургия. «Маленькие трагедии», или «Опыт драматических изучений»[175](1830)
Прозаические произведения
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 8 . Е.А. Баратынский 1800–1844
Начало творчества
Ранняя лирика и поэма «пиры» (1820)
Элегия 1820-х годов
«Эда» (1824) и другие поэмы
Лирика 1827–1833 годов
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература

ЧАСТЬ 2
Предисловие
Глава 1
Денис Давыдов (1784–1839)[1]
Поэты пушкинского круга
П. А. Вяземский (1792–1878)
А. А. Дельвиг (1798–1831)
Н. М. Языков (1803–1847)
Поэты-любомудры
Д. В. Веневитинов (1805–1827)
С. П. Шевырев (1806–1864)
А. С. Хомяков (1804–1860)
Поэты-романтики второго ряда
Поэты кружка Станкевича (И. Клюшников (1811–1895), В. Красов (1810–1854), К. Аксаков (1817–1860))
А. Ф. Воейков (1779–1839)
И. И. Козлов (1779–1840)
A. Ф. Вельтман (1800–1870)
В. И. Туманский (1800–1860)
Ф. А. Туманский (1799–1853)
А. И. Подолинский (1806–1886)
В. Г. Тепляков (1804–1842)
В. Г. Бенедиктов (1807–1873)
А. И. Полежаев (1804–1838)
А. В. Кольцов (1809–1842)
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 2
Жанровая типология русской романтической повести
Историческая повесть
«Предромантическая» историческая повесть. «Славенские вечера» В. Т. Нарежного
Историческая повесть декабристов
Тема Новгорода в декабристской повести
Тема Ливонии в исторической повести декабристов
Исторические повести Н. А. Полевого (1796–1846)
История в повестях А. Корниловича (1800–1834), А. Крюкова (1803–1833), О. Сомова (1793–1833) и др
Фантастическая повесть
Специфика романтической фантастической повести и ее генезис
Типология фантастической романтической повести
Повести А. Погорельского (1787–1836)
Повести В. Ф. Одоевского (1803–1869)
Повести О. И. Сенковского (1800–1858)
Светская повесть
Повести А. А. Бестужева-Марлинского (1797–1837)
Светские повести В. Ф. Одоевского
Повести «КняжнА Мими». «КняжнА Зизи»
Бытовая повесть
Повести о «Гении» (художнике)
Историко-героические повести А. А. Бестужева-Марлинского
Повести Н. Ф. Павлова (1803–1864)
Основные понятия
Вопросы и задания для самоконтроля
Литература
Глава 3
Лирика 1828–1833 годов. Общий характер. Жанровое своеобразие
«Ангел» (1831)
«Русалка» (1832)
«Еврейская мелодия» (1836)
«К*» («Я не унижусь пред тобою…») (1832)
«Парус» (1832)
Поэмы 1828–1832 и 1833–1836 годов
«Измаил-Бей» (1832)
Исторические поэмы
«Последний сын вольности» (1831)
«Боярин Орша» (1835–1836)
Иронические и юнкерские поэмы
Проза 1828–1832 и 1833–1836 годов
«Вадим» (1832)
«Княгиня Лиговская»
Драматические произведения
«Menschen und leidenschaften» («Люди и страсти») (1830)
«Странный человек» (1831)
«Два брата» (1834–1836)
«Маскарад» (1835–1836)
Поэтический язык Лермонтова
Лирика 1837–1841 годов
«Родина» (1841)
«Бородино» (1837)
«И скушно и грустно» (1840)
«Дума» (1838)
«Как часто, пестрою толпою окружен…» (1840)
«Валерик» (1840)
«Благодарность»[69] (1840)
«Ветка Палестины» (1838)
«Когда волнуется желтеющая нива…» (1837)
«Молитва» (1839)
«Молитва» (1837)
Объективно-сюжетные стихотворения
«Казачья колыбельная песня» (1840)
«Поэт» (1838)
«Пророк» (1841)
«Смерть поэта» (1837)
«Не верь себе» (1839)
«Журналист, читатель и писатель» (1840)
«Выхожу один я на дорогу…» (1841)
Поэмы 1837–1841 годов
«Песня про… купца Калашникова» (1837)
«Тамбовская казначейша» (1838)
«Беглец» (1837–1838?)
«Мцыри» (1839)
«Демон» (1841)
«Сказка для детей» (1841)
«Герой нашего времени» (1838–1840)
Автор, повествователь и герой
Философия, сюжет и композиция романа
Жанровые традиции и жанр романа
Образ Печорина
Грушницкий, Максим Максимыч и другие
Основные понятия
Вопросы и задания для самоконтроля
Литература
Глава 4
Детские и юношеские годы. Первые литературные опыты
Поэма «Ганц Кюхельгартен». Первые годы в Петербурге
«Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831–1832). Структура и композиция цикла. образы рассказчиков
Повесть «Страшная месть»
Повесть «Иван Федорович Шпонька и его тетушка»
Цикл повестей «Миргород» (1835)
Анализ повестей с точки зрения их места в общем замысле цикла
Повесть «Старосветские помещики»
Фантастическая повесть «Вий»
«Арабески» (1835). Статьи Гоголя по истории и искусств
Цикл «Петербургские повести» (1835–1842)
Комедии Н. В. Гоголя. Поэтика комического
«Ревизор» (1836). Замысел и источники комедии
Жанровое новаторство комедии «Ревизор»
Отзывы современников о «Ревизоре». Первые театральные постановки
Поэма «Мертвые души» (1835–1852). Замысел и источники сюжета поэмы
Жанровое своеобразие поэмы «Мертвые души»
Отзывы современников и критическая полемика вокруг «Мертвых душ»
Основные понятия
Вопросы и задания для самоконтроля
Литература
Глава 5
Споры «западников» и «славянофилов»
Смена литературных направлений
Реализм
«Натуральная школа»
Основные направления журналистики и критики
Основные понятия
Вопросы и задания для самоконтроля
Литература
Глава 6
Юность Герцена. Первые идейные влияния
«Записки одного молодого человека»
Герцен в кругу русских западников 1840-х годов
«Кто виноват?»
«Сорока-воровка», «Доктор Крупов»
Французская революция 1848 г. Духовный кризис Герцена
«С того берега»
Семейная драма
«Поврежденный»
Философская публицистика 1850-1860-х годов: Герцен о судьбах России и Европы
Герцен – политический эмигрант. Создание вольной русской типографии
«Былое и думы»
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 7
Начало творческого пути: от романтизма к реалистическим принципам натуральной школы
«Записки охотника»
Поэтика «Записок охотника»
«Любовные» повести Тургенева
Романы о русской интеллигенции. Поэтика тургеневского романа
«Рудин»
«Дворянское гнездо»
«Накануне»
«Отцы и дети»
Духовный кризис Тургенева. «Призраки», «Довольно!»
«Дым»
«Новь»
Последний период творчества: «Таинственные» повести, стихотворения в прозе
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 8
И. А. Гончаров и принципы «Натуральной школы». Роман «Обыкновенная история»
«Обыкновенная история»
Роман «Обломов» как центральная часть романной трилогии
«Обрыв» как заключительная часть романной трилогии Гончарова
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 9
Творчество раннего периода
Творчество в 1830-1850-е годы
Мемуарные произведения С. Т. Аксакова. «Семейная хроника», «Воспоминания», «Детские годы Багрова-внука»
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 10
Время духовного подъема (1855–1859)
Литературно-общественная борьба на рубеже 50-60-х годов
Пореформенное время
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература
Глава 11
Ранние литературно-общественные связи писателя
Творчество 1840-х годов
«Губернские очерки»
Литературно-общественные взгляды Салтыкова на рубеже 1850-1860-х годов
Художественно-публицистические циклы периода «Отечественных записок»
«История одного города». особенности сатирического гротеска
«Господа Головлевы»
После закрытия «Отечественных записок». «Сказки» и последние романы
Основные понятия
Вопросы и задания
Литература

ЧАСТЬ 3
Глава 1. А.Ф. Писемский (Н.Л. Вершинина) 4
Глава 2. П.И. Мельников (Андрей Печерский) (Н.Н. Прокофьева, Е.В. Николаева) 30
Глава 3. А.Н. Островский (Н.Л. Вершинина) 41
Глава 4. А.В. Сухово-Кобылин (Н.Н. Прокофьева) 76
Глава 5. Ф.И. Тютчев (СВ. Сапожков) 80
Глава 6. Н.А. Некрасов (Н.Л. Вершинина) 95
Глава 7. А.А. Фет (СВ. Сапожков) 120
Глава 8. А.Н. Майков (Н.Н. Прокофьева) 137
Глава 9. Я.П. Полонский (СВ. Сапожков) 163
Глава 10. А.К. Толстой (Н.Н. Прокофьева) 175
Глава 11. Литературное движение 1870-х годов (Н.Л. Вершинина; при участии В.И. Коровина и Л.М. Крупчанова) 197
Глава 12. Л.Н. Толстой (Е.В. Николаева) 210
Глава 13. Ф.М. Достоевский (Е.Г. Чернышева) 266
Глава 14. Литературное движение 1880—1890-х годов (СВ. Сапожков; при участии В.И. Коровина и Л.М. Крупчанова) 325
Глава 15. Поэзия 1880—1890-х годов (СВ. Сапожков; раздел о М.А. Лохвицкой — при участии О.Э. Подойницыной) 339
Глава 16. Проза 1880—1890-х годов (А.П. Ауэр) 378
Глава 17. Н.С. Лесков (Л.А. Капитанова) 402
Глава 18. А.П. Чехов (СВ. Тихомиров) 455
Заключение (В.И. Коровин) 496
Приложение. Русская стиховая культура XIX века (О.И. Федотов) ..497
Рекомендуемая литература (Общие труды) 535
Примерные темы семинарских занятий 536
Примерные темы курсовых работ 539
Примерные темы дипломных сочинений 541

О том, как читать книги в форматах pdf , djvu — см. раздел » Программы; архиваторы; форматы pdf, djvu и др. «

История русской литературы XIX века. В трех частях. Часть 1 1800-1830-е годы

Рекомендовано УМО по специальностям педагогического образования в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 032900 (050301) – «русский язык и литература». В учебнике даются современные подходы в освещении основных этапов историко-литературного процесса.

В соответствии с новыми данными филологической науки пересматривается традиционная периодизация историко-литературного развития, расширяется и уточняется представление о ренессансной природе русского реализма.

О национальном своеобразии и духовных основах русской классической литературы XIX века

М. Горький писал: «В истории развития литературы европейской наша юная литература представляет собой феномен изумительный; я не преувеличу правды, сказав, что ни одна из литератур Запада не возникала в жизни с такою силою и быстротой, в таком мощном и ослепительном блеске талантов… нигде на протяжении неполных ста лет не появилось столь яркого созвездия великих имен, как в России… Наша литература – наша гордость…»

«Пока жива и здорова наша поэзия, до тех пор нет причины сомневаться в глубоком здоровье русского народа», – писал критик Н. Н. Страхов, а его единомышленник Аполлон Григорьев считал русскую литературу «единственным средоточием всех наших высших интересов». По словам Н. Г. Чернышевского, наша литература была возведена в достоинство общенационального дела, объединившего наиболее жизнеспособные силы русского общества. Она была не только «изящной словесностью», но и основой духовного бытия нации. Русский писатель относился к своему творчеству по-особому: оно было для него не профессией, а служением. «Учебником жизни» называл литературу Чернышевский, а Лев Толстой впоследствии удивлялся, что эти слова принадлежат не ему, а его идейному противнику.

Вера в божественную, преобразующую мир силу художественного слова.

Художественное освоение жизни в русской классической литературе никогда не превращалось в сугубо эстетическое занятие, оно всегда преследовало живую духовно-практическую цель. Русский писатель В. Ф. Одоевский так сформулировал смысл своей писательской работы: «Мне бы хотелось выразить буквами тот психологический закон, по которому ни одно слово, произнесенное человеком, ни один поступок не забываются, не пропадают в мире, но производят непременно какое-либо действие; так что ответственность соединена с каждым словом, с каждым, по-видимому, незначащим поступком, с каждым движением души человека». Слово воспринималось нашими писателями «не как звук пустой, а как дело – чуть ли не столь же “религиозно“, как и древним карельским певцом Вейнемейненом, который „делал пением лодку“. Эту веру в чудодейственную силу слова таил в себе и Гоголь, мечтая создать такую книгу, которая сама, силой лишь высказанных в ней, единственно и неоспоримо верных мыслей должна преобразовать Россию», – замечает современный мыслитель Г. Д. Гачев.

Главному герою своего романа «Господа Головлевы» Салтыков-Щедрин неспроста дает кличку Иудушка, вызывающую прямые ассоциации с Иудой Искариотом, предавшим Иисуса Христа за тридцать сребреников. Он получает такое прозвище за постоянное надругательство над словом. Салтыков-Щедрин, русский православный христианин и просветитель, верит в божественную природу и божественную силу человеческого слова: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Евангелие от Иоанна, гл. 1, ст. 1-5).

Весь колорит романа «Господа Головлевы» окрашен в серые, пасмурные тона, и по мере движения сюжета к финалу сумерки в нем сгущаются, а действие прерывается в глухую, темную, метельную мартовскую ночь. Этот темный фон – отражение главной художественной мысли писателя: смысл жизни господ Головлевых – надругательство над святыней, данной Богом человеку, над светоносной, духовной природой Слова.

Атмосфера всеобщей лжи особенно тяжело переживалась человеком, для которого слово было Богом. «Как ни страстно привязан я к литературе, однако должен сознаться, что по временам эта привязанность подвергается очень решительным испытаниям, – с горечью писал сатирик во время работы над романом. – Когда прекращается вера в чудеса – тогда и самые чудеса как бы умолкают. Когда утрачивается вера в животворящие свойства слова, то можно с уверенностью сказать, что и значение этого слова умалено до металла звенящего. И кажется, что именно этого мы и достигли». Лживое обращение человека со словом Салтыков-Щедрин приравнивал к самому злостному богохульству.

Классик украинской литературы Иван Франко, вспоминая годы своей молодости, писал: «…Если произведения литератур европейских нам нравились, волновали наш эстетический вкус и нашу фантазию, то произведения русских мучили нас, задевали нашу совесть, пробуждали в нас человека…»

Не внешний жизненный успех, не богатство, не мнение в глазах окружающих, не звания и чины, а внутренний мир человека независимо от его положения в обществе, жгучая христианская совестливость оказались в центре внимания нашей классической литературы. И за этим стояла высота православно-христианских идеалов, которая нашу классику питала, на которой воспитывались многие поколения русских писателей. Наш замечательный философ середины XIX века И. В. Киреевский писал об этом так: «Западный человек искал развитием внешних средств облегчить тяжесть внутренних недостатков. Русский человек стремился внутренним возвышением над внешними потребностями избегнуть тяжести внешних нужд».

Хотя высота духовных идеалов, утверждаемых нашей классикой, признана во всем мире, в советский период, как в академическом, так и в школьном ее изучении, при всех неоспоримых и общепризнанных успехах, наметился один существенный и досадный перекос. Делался неизменный акцент на обличительном, критическом пафосе русских писателей, на срывании ими «всех и всяческих масок». Этот акцент даже закрепился в названии художественного метода, которым они пользовались, – «критический реализм». В забвении оставались духовно-созидательные, нравственные идеалы. Поскольку атеизм был у нас официальной доктриной и «религией», идеалы русских писателей стыдливо умалчивались или оставались в тени, ибо природа их и не могла быть иной, кроме христианской, да еще и православной в русском ее качестве и существе.

В нашем учебнике русская литература рассматривается как уникальное явление отечественного ренессанса XIX столетия, аналогичного западноевропейскому реализму эпохи Возрождения, но обладающего специфическими национальными особенностями. Человек начиная с эпохи Возрождения был провозглашен на Западе «мерою всех вещей». Русская классика утверждала иное, она ощутила тревогу за судьбы человечества на том этапе его истории, когда стали обнаруживаться катастрофические последствия такого обожествления человека, когда на попрании христианского догмата о помраченности человеческой природы «первородным грехом» возникла фанатическая вера в науку, в абсолютную ее безупречность, когда радикально настроенным мыслителям революционно-просветительского толка показалось, что силою раскрепощенного разума можно легко устранить общественное неравенство, несовершенство и зло. Русская классическая литература всеми силами стремилась удержать этот искусительный порыв. Пушкин и Гоголь, Достоевский и Толстой, Тургенев и Гончаров остро почувствовали трагизм исторического развития, в зерне которого лежало самообожествление человека, основанное на антихристианской идеализации его «природы», на соблазне – «и будем, как боги».

Тургенев, Гончаров, Салтыков-Щедрин, Островский вместе с другими русскими классиками стали решительными противниками того понимания прогресса, которое утверждала революционная молодежь. Прогресс в науке, заявляла она, состоит в постоянном расширении круга познания, в открытии новых научных данных, ставящих под сомнение, а то и вообще отрицающих знания предыдущие. То же самое происходит и в духовно-нравственной сфере: молодое поколение вправе ставить под сомнение и отрицать те нравственные идеалы, которыми вдохновляются «отцы». Русская классическая литература в лице ведущих ее представителей, напротив, утверждала, что «человек у Бога вечный ученик», что «в нравственном развитии дело состоит не в открытии нового, а в приближении каждого человека и всего человечества к тому идеалу совершенства, которого требует Евангелие, а это едва ли не труднее достижения знания» (Гончаров).


Статьи по теме