Учебное пособие по Эстетике

Учебное пособие по Эстетике.rar
Закачек 800
Средняя скорость 3165 Kb/s

Год публикации: 2010

Библиографическая ссылка:: Ланкин В.Г. Основы эстетики: Учебное пособие для студентов специальности «Социально-культурный сервис и туризм» и направления «Туризм» / Томский политехнический университет; Кафедра культурологии и социальной коммуникации. — Томск, 2010. — 104 с.

Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться.

Учебное пособие по курсу основ эстетики для студентов специальности «Социально-культурный сервис и туризм» и направления «Туризм» подготовлено на кафедре культурологии и социальной коммуникации Томского политехнического университета.

Год публикации: 2006

Библиографическая ссылка:: Титаренко И.Н. Эстетика: Учебное пособие. — Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2006. — 225 с.

Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться.

Книга представляет собой учебное пособие, базирующееся на последних достижениях философских и гуманитарных наук, учитывающее особенности мировоззрения современной российской молодежи в условиях не только радикального изменения социально-политической ситуации, но и трансформации художественно-эстетического опыта европейской культуры. В учебном пособии содержатся очерки по истории эстетической мысли, позволяющие понять истоки зарождения и трансформации важнейших идей, проблем, категорий классической эстетики. В нѐм представлено философско-эстетическое осмысление человеческого опыта по творческому освоению действительности, дано современное научное понимание главных категорий эстетики, проанализирована сущность искусства и творческого процесса. Учебное пособие рассчитано на студентов высших учебных заведений и аспирантов гуманитарных дисциплин — культурологов, философов, искусствоведов, лингвистов, а также всех тех, кто интересуется вопросами эстетики и стремится понять сложный и многообразный мир прекрасного.

доктор философских наук, профессор В.Д. Диденко;

доктор философских наук, профессор И.И.Карпушин

Эстетика: Учебное пособие. — М.: Гардарики, 2003. — 464 с.

ISBN 5-8297-0054-9 (в пер.)

Учебное пособие включает три части: «Эстетика: система категорий», «Ху­дожник: личность и творчество» и «Искусство и мировые религии»; их объединя­ет единая концепция понимания эстетического как совершенного в своем роде. Каждой части соответствует своя библиография.

Для студентов высших учебных заведений. Представляет интерес для специа­листов в области философии, религиоведения и искусствознания.

В оформлении переплета использован фрагмент

картины Густава Климта «Адель Блох-Бауэр»

ISBN 5-8297-0054-9 © «Гардарики», 2003

© Яковлев Е.Г., 1999

Уважаемый читатель! Настоящее учебное пособие включает три части: курс лекций «Эстетика: система категорий», в котором излагаются основные принципы построения курса «Истории и теории эстетики», специальный курс «Художник: личность и творчество», в котором развивается и конкретизируется одна из главных тем этого курса, и, наконец, специальный курс «Искус­ство и мировые религии», в котором рассматриваются идеи, важ­ные, на наш взгляд, не только для эстетики, но и для религиове­дения и теоретического искусствознания.

Все они построены на единой концепции понимания эстети­ческого как совершенного в своем роде, имеющей глубокие ис­торические и теоретические основания. Поэтому во всех трех курсах развивается эта концепция, что не могло не привести, к некоторым повторениям, уточнениям и конкретизации предло­женных идей.

Автор стремился построить эти курсы так, чтобы они были приемлемы как для студентов гуманитарных, так и для естест­венно-технических вузов, а также для учащихся гимназий, кол­леджей и других учебных заведений.

Главное — данные курсы помогают понять предмет эстетики, а это очень важно с точки зрения воспитания и формирования у студента и учащегося логики научного мышления, теоретичес­кой зрелости и культуры.

Эти курсы будут полезны и для тех, кто интересуется фило­софской эстетикой, религиоведением и искусствознанием.

ЭСТЕТИКА: СИСТЕМА КАТЕГОРИЙ

Создание системы категорий той или иной науки всегда свиде­тельствует о том, что данная наука вступила в период основатель­ного теоретического осмысления своего предмета. В современной эстетике ведется большая работа по созданию научно обоснован­ной системы эстетических категорий. Предлагаются различные принципы построения этой системы, но главное заключается в том, что большинство исследователей этой проблемы приходят к выводу: систематизация категорий необходима для дальнейшего успешного развития теории эстетики и понимания ее предмета.

Ставится проблема и выделения исходной, универсальной ка­тегории эстетики. Такой исходной, универсальной категорией, на наш взгляд, должна быть категория «эстетическое». На протяже­нии всей истории эстетики происходил процесс вычленения этой категории из содержания других основных эстетических катего­рий: гармонии, прекрасного, возвышенного, эстетического идеала, эстетического суждения, эстетической потребности, искусства.

Современное состояние эстетики позволяет подойти к более полному и всестороннему определению категории «эстетическое», обнаружить диалектически сложные связи и взаимодействия с нею других категорий, т.е. создать устойчивую и логически обо­снованную систему эстетических категорий.

Анализ уже структурно сложившихся эстетических категорий и их системы, на наш взгляд, позволяет приблизиться к более основательному пониманию природы эстетического феномена.

Данный курс лекций является попыткой построения такой системы.

I. Принципы систематизации эстетических категорий

1. Типология систематизации эстетических категорий в истории эстетики

Прежде чем перейти к рассмотрению системы эстетических ка­тегорий, важно выяснить, как эти категории функционировали в исторически сложившихся системах той или иной теории эсте­тики. Система категорий, история и теория любой науки орга­нически взаимосвязаны, и чем глубже и полнее изучена история той или иной науки, тем полнее и основательнее развертывается система ее категорий.

Как верно отметил Д.С. Лихачев, «процесс истории культуры есть не только процесс изменения, но и процесс сохранения про­шлого, процесс открытия нового в старом» [92.405].

В нашей эстетической научной литературе, посвященной про­блемам истории эстетики, так или иначе ставится проблема сущ­ности и источника историко-эстетического исследования.

Уже в одном из первых современных исследований по истории русской эстетики, в книге К.В. Шохина «Очерк истории развития эстетической мысли в России» (древнерусская эстетика XI— XVII вв.), под источником истории эстетики понимаются эсте­тические фрагменты в памятниках древней русской письменности (летописях, повестях, житиях и т.д.) и в качестве одной из задач истории эстетики выдвигается проблема систематизации этих фрагментов.

В другой работе, посвященной истории русской эстетики пер­вой половины XIX в., ее автор П.В. Соболев предлагает считать источником исследования лекции по эстетике, академические речи, учебные пособия, студенческие сочинения, статьи. И задача историка, по мнению автора, заключается в создании определен­ной типологии источников в историко-проблемном аспекте [146.3—10].

В вышедшей в 1963 г. книге М.Ф. Овсянникова и З.В. Смир­новой «Очерки истории эстетических учений» научная история эстетики понимается как история возникновения, расцвета и упадка эстетической мысли [119.5], т.е. и как история эстети­ческих категорий.

В книге «История эстетической мысли», вышедшей в 1978 г., М.Ф. Овсянников расширяет предмет истории эстетики: «Исто­рия изучает генезис, развитие и функционирование в обществе эстетической мысли, эстетических учений, эстетических теорий.

. Эстетическая мысль. может найти выражение в принципах творчества, в искусствоведческих и литературоведческих концеп­циях. Но она должна быть всегда философским обобщением, и только в этом смысле она сохраняет свою специфичность и в то же время органически связывается с конкретными дисциплина­ми, изучающими искусство», — пишет он, понимая историю эс­тетики как историю ее категорий и метатеорию историко-искусствоведческих дисциплин [118.8].

В «Лекциях по истории эстетики» (книга 1), выпущенных в 1973 г. издательством Ленинградского университета, история эс­тетики трактуется как история эстетической науки, включающая в себя и историю эстетических категорий. В этих лекциях ста­вится также и проблема источника истории эстетики (в лекции 1-й, написанной проф. М.С. Каганом), под которым понимаются теоретические документы (свод памятников истории эстетичес­кой мысли, сочинения, в которых ставятся эстетические пробле­мы, трактаты, статьи, беседы художников, высказывания искус­ствоведов, труды, оказавшие непосредственное влияние на разви­тие эстетики).

В качестве методологического принципа изучения этих источ­ников выдвигается принцип конкретно-исторического подхода к изучаемой эпохе [см. 88.177—18].

В известном исследовании английских ученых К. Гильберт и Г. Куна «История эстетики» авторы подчеркивают, что «настоя­щая книга имеет целью . вызвать серьезный интерес именно к источникам» [43.7], понимая под ними интеллектуальную сис­тему исследователя (той или иной эпохи), исторические доку­менты и их интерпретации. Причем главным предметом в дан­ном случае становятся термины (категории) и определения эс­тетической науки, возникающие в определенных исторических условиях и находящиеся подчас в противоречивых отношениях. Поэтому «все — исторический контекст и материал источни­ка — должно быть связано воедино таким образом, чтобы можно было понять смысл, заключающийся в концепциях искусства и прекрасного, выдвинутых мыслителями различных исторических эпох» [43.10]. Для авторов этой книги эстетические категории (термины, определения, система исследователя) становятся глав­ным предметом историко-эстетического исследования (в особен­ности категории «искусство» и «прекрасное»).

В книге американских исследователей К. Ашенбреннера и А. Дженсенберга «Эстетические теории. Очерки философии ис­кусства» рассматривается в этом аспекте история эстетики от Платона до Сартра и под источником подразумеваются главным образом теории искусства философского характера, которые раз­вертываются в системе эстетических категорий [177].

Таким образом, в современной историко-эстетической науч­ной литературе проблема источника понимается как проблема изучения духовной культуры в эстетическом аспекте в целом и эстетических категорий в особенности.

В общеметодологическом аспекте прошлое в науке понимается как временная характеристика объективной действительности, которая неотделима от движения этой объективной реальности. Настоящее диалектически связано с прошлым, которое есть мо­мент развития этого настоящего, и потому прошлое органически входит в настоящее. Поэтому исторический источник в широком смысле есть продукт исторически определенной деятельности че­ловека (материальной, социальной, духовной), и в силу этого он является концентрацией исторического времени. В источнике за­фиксирована определенная сущность человека, форма его пред­метного исторического бытия [более подробно см. 63].

Говоря о специфичности истории эстетики, следует сказать, что это — продукт исторической эстетической практики челове­ка. Но эстетическая практика — это предметно-идеальная дея­тельность (в отличие, например, от философской теоретической деятельности), включающая в себя создание предметов и мате­риальной и духовной культуры, а также осмысление ее на уровне обыденного и теоретического сознания, в том числе и в системе эстетических категорий.

Следовательно, если эстетическая практика в своей сущности есть единство материальной и социально-духовной, т.е. предмет­но-идеальной деятельности, то история эстетики не может быть историей только эстетических категорий, историей эстетической мысли, эстетической науки и даже историей эстетического созна­ния. Она должна быть историей и эстетической практики, зафиксированной в предметных (материальных) и духовных (иде­альных) структурах человеческой культуры.

Этот исходный методологический принцип определяет место и значение эстетических категорий в истории эстетики.

Другим важным аспектом изучения истории эстетических ка­тегорий является проблема их объективной, научной интерпре­тации. Таким объективным, научным основанием интерпретации истории эстетики вообще и ее категорий в частности может быть лишь современное научное понимание предмета эстетической науки.

Подобный подход избавляет от произвольного, субъективного или агностического толкования эстетического прошлого, столь ха­рактерного для современной западной исторической науки.* В ос­нове такого подхода лежит важнейший методологический прин­цип, выдвинутый К. Марксом и заключающийся в том, что «на­меки более высокого. могут быть поняты, если само это более высокое уже известно. » [101.731]. Этот принцип особенно важен для исторического исследования, так как оно в сущности носит ретроспективный характер, т.е. идет от следствия к при­чине, от настоящего к прошлому, от более развитого современ­ного феномена к менее развитому — историческому.

* Так, например, американский ученый Е. Тепп в статье «Познание про­шлого» утверждает: «Так как истину нельзя познать, то последовательность и вероятность изложения — самое большее, чего может достичь историк» [195.410].

Проблема презентативности историко-эстетического исследо­вания стала предметом тщательного изучения в нашей науке. Так, в статье С.С. Аверинцева «Предварительные замечания к изуче­нию средневековой эстетики» ставится проблема методологии ис­торико-эстетического исследования. Аверинцев считает, что исто­рические культуры следует изучать изнутри и в понятиях (кате­гориях) данной культуры.

«Наблюдательный пункт, — пишет он, — находится вовсе не вне истории, но внутри истории. ». Понять извне ничего нельзя, поэтому «интерпретация возможна только как диалог двух поня­тийных систем: их и нашей» [1.397].

Но в самом анализе средневековой эстетики Аверинцев огра­ничивается только понятиями, категориями «их» эпохи, не рассматривая категории нашей эстетики, т.е. второй «понятийной системы».

И совсем трудно согласиться со следующим положением ав­тора: «Что касается тех случаев. когда сказанное древними мыс­лителями неожиданно метко попадает в одну из наших проблем, то такие случаи суть именно случаи, то есть проявления случай­ности, которые не очень существенны для их мысли, взятой в себе самой» [1.372].

Может быть, это и не очень существенно для их мысли, взятой в себе самой, но зато очень существенно для историко-эстетичес­кого исследования, так как именно эти совпадения свидетельст­вуют в аспекте понимания предмета в современной научной эс­тетике о презентативности эстетических понятий и категорий того времени.

Следовательно, научное понимание предмета эстетики позво­ляет создать и ее объективную научную историю, понять ее ис­точники и развитие категориального аппарата эстетической науки.

Современное определение предмета теоретической эстетики включает в себя изучение: 1) объективно-эстетического, понима­емого как природно-социальное и предметное основание эстети­ческого сознания и эстетической потребности, 2) творчески-преобразующей практики эстетического субъекта, выраженной через эстетическую деятельность и сознание, а также через теорию и систему ее категорий, и 3) наиболее общих, универсальных за­конов художественного творчества и искусства.

Именно потому достоверность, научность той или иной исто­рической теории определяется ее соответствием части или ряду структурных элементов предмета современной теоретической эс­тетики. Это дает также возможность содержательно и последо­вательно определить место в структуре предмета и раскрыть ста­новление тех или иных эстетических категорий.


Статьи по теме